Ralf Gibson

И снова в эфире образовательный вторник. Сегодня об авторе Ralf Gibson, который больше известен своими эротическими сериями, но сегодня совсем не о них.

 Из всего огромного архива автора (ему сейчас 76), я раньше знала только первый снимок с ручкой ребнка из люльки и гитаристом, а потом отправилась выяснять подробности и заподозревала, что, возможно, это фотограф, как раз с той степенью внимания к рукам, которую я взращиваю в себе. Просеяла всё наследие и пожалуйста — ручки вот они. 

 /не могу, к слову объяснить почему, но там же несколько фотографий с пуговицами, и еще несколько ног, как будто руки без одного и без второго невозможны/ 

 Автор попал профессию затейливым образом — из морского флота, куда ушел в 17 лет и откуда его определили в школу фотографии. Позже работал ассистентом у фотографа Dorthea Lange (известна своими работами, сделанными в ходе великой депрессии, все знают ее фотографию с изможденной женщиной и двумя детскими затылками на ее плечах /в конце подборки/). 

 Несколько лет был ассистентом (и оператором) у фотографа Robert Frank (наиболее известна его серия “Американцы”). Вместе с ним же снял фильм “Me and my brother”. А еще, не знаю, почему это важно, но отец Ральфа был ассистентом режиссера у Хичкока. В 60-х годах автора пригласили в Magnum, и он даже поработал там немного, пока не решил уйти, заявив, что репортаж — это не его сфера. 

 Мне лично очень нравится его рассказ о том, почему он занимается искусством. В юности ему довелось испытать яркое переживание: однажды направляясь домой, он увидел, что на траве, в ветках кустарника спит полуобнаженная женщина, и не смог оторвать глаз от переплетения теней на ее коже. Он подходил все ближе и ближе, пока не обнаружил, что смотрит на белый камень в кустах у дороги. Значит, решил он, всего несколько лучей света и тень могут создавать впечатление, опираясь только на фантазию зрителя и впечатление это может быть безгранично сильным. 

 сайт автора 

 работы Dorthea Lange 

и ее же еще 

 работы Robert Frank  

все образовательные вторники 



С листа

Надо смахнуть родительскую слезу, реквизит мне придумал недодвухлетний сын. В темноте ушел с площадки и принес гигантский треснутый тополиный лист. Потом до сна и каши с ванной обирали газон под фонарем. 

А герои живут далеко-далеко, так далеко, что пока я пишу, они уже пожили вперед и знают что там.


Gregory Colbert

Продолжаем образовательные вторники. 

Опять испытываю чувство неловкости, будто показываю всем Рембрандта или рассказываю о Пушкине, но на деле выходит, что все же с именами и подборкой работ бывает хорошо увидеть даже известных авторов.
К тому же, Gregory Colbert из тех имен, которые знают чаще фотографы и галеристы, а людям, не связанным с фотографиями обычно достается только календарь со слонами и опять же картинка на десктопе без подписи. 

Вот восстановлю справедливость, потому что автор для меня аванград отряда работы над идеей и самодисциплиной. Биографию его можно прочесть на сайте, а выжимкой будет так: сначала он занимался социальными проектами, потом провел первую фото выставку “Волны времени” в 1992 году, а когда она не обрела большого успеха, взял и уехал на целых десять лет осуществлять свой огромный замысел по всему глобусу.

В Намибию, Бирму, Индию, Эфиопию, Корею, Кению и еще бог знает куда. Чтобы снимать там животных и людей, имея в голове идею глобальной серии, рассказывающей о возможности их сосуществования. А потом грянул выставкой “Пепел и снег”, представив весь накопленный материал, создав при этом новый вид выставочного зала “Кочующий музей” — специальный сборно-разборный шатер, который возится по странам, и в котором показываются фильмы и фотографии, с использованием разных мультимедийных штук (этого всего до него в 2002 никто не делал). И все — он классик.

 Где он 10 лет брал средства, частные спонсоры, но кто? Как всё это сделано технически? Дрессировка, монтаж? Об этом автор не говорит. Но нигде нет и информации, что животных обижали, что очень радует. 

 Критики в его адрес было достаточно, что мол всё ненастоящее, и звери людей обычно едят. Но ее все же было меньше, чем всемирной любви. 

 По-моему, он образец, во-первых, кристаллического минимализма (если можно так сказать о том, кто снимает слонов и китов). Он — как будто Fan Ho только со зверями. А, во-вторых, виртуозного гибрида расчета (все выверено до миллиметра, всегда запредельно идеально) и спонтанности (попробуй отдрессируй рысь).

 Для меня это даже не фотография в полном смысле, как я ее понимаю, почти графика, иллюстрация. Но в данном случае это вообще не важно, важен подход, бешеный труд и мощь —так организовать пространство, что и слоны с ягуарами строятся. И все время помню — десять лет делал и никому не показывал, десять лет.

 В подборке у некоторых снимков есть кадры бекстейджа, и это хоть немного приоткрывает завесу, и успокаивает — все же нет, звери не нарисованные. 

А самый мой любимый кадр — журавль под зонтом, сейчас дойдет до стула со своим именем и усядется дождь пережидать. 

сайт автора 

все образовательные вторники



когда еще было светло

Скоро кончится октябрь, от лета уже дальше, чем от зимы, покажу разом хоть и по кускам часть того, что все равно не успею показать целиком. И хотя я снимала всю весну и лето как сумасшедшая, все равно смотрю на открытые окна и свет, и думаю, нет, надо было вообще прибить себя там, в лете этом.


Kyle Thompson

Начинаем трансляцию образовательного вторника. Сегодня молодой сумасшедший на всю голову автор по имени Kyle Thompson  из Портленда, штат Орегон.
Ему 23 года, состоит во французском агентстве VU

Жанр, в котором он работает, бушевал особенно сильно года два-три назад, и, в основном, насколько я знаю, в нем лучше освоились женщины. Возможно, потому что они больше склонны к полуживым, пугающе странным автопортретам. А Кайл из этого правила исключение. Как ни странно, но самая популярная фотография из всех его серий — картинка с красными шарами, которая совсем не похожа на то, что он обычно делает. 

Автор отчаянно и самоотверженно ищет фактуру, ездит с друзьями по заброшенным городам, свалкам, затопленным подвалам, промзонам, мерзнет в ледяной воде, лезет в ржавые трубы, все по-честному.

 Для меня он отличается от всех тем, что возникает стойкое чувство, как будто на каждой фотографии запечатлен момент его ухода из жизни. Но это не трагично, потому что создается впечатление, что жизней у него много. Такой вот альбом о финале каждой. Худой, длинный, с вытянутым лицом, ну что поделаешь, ангел и все тут. 

И еще я все не могла поймать кое-что, а потом поймала - любая работа могла бы быть быть кадром из “Сталкера” и из них обоих смысл никуда бы не делся. 

сайт автора 

 fb автора 

все образовательные вторники 


бумажные птицы и проход в спину

Это в том самом фильме о Рерберге есть место, где он рассказывает, как его выгнали с какой-то учебной работы, где он вместо нормального плана героя взял и снял его со спины. Его отчитали, потому что он нарушил все правила и вообще сделал в глазах комиссии нечто идиотское. А я, говорит он, видел же, что проход в спину скажет о герое больше.


о сканировании пленок

Наконец дошли руки показать разницу между планшетным и пленочным сканерами. 

 До этого сентября я все свои пленки сканировала на планшетном Epson V700, приспособленном для скана широких и узких пленок, и меня все в целом устраивало. Хотя я, разумеется, знала о существовании пленочных и о том, что разница в качестве есть и большая. 

Но, нормальный сканер стоит, как самолет, а в лаборатории сканируют обычно по кадрам, и тоже выходит дорого, потому что я хочу располагать сканами всех кадров, иногда невозможно по контактам решить, какой пойдет в работу. Поэтому, чтобы не расстраиваться, я никогда не пробовала. 

 А вот в этом году, у Среды появилась опция скана пленок и цены там сносные, поэтому отнесла и теперь трудновато будет забыть о разнице. В подборке кусок обоих сканов, там видна разница качества зерна. Заодно покажу разницу между своими сырыми пленочным сканами и их обработанным вариантом. Чтобы продемонстрировать ошибочность мнения, что — все, что на пленку снимается в обработке не нуждается, пленка сама творит чудеса и фотошоп нужен только цифре. Пленка сама по себе всегда была таким же исходным материалом как теперь файлы — то, что автор хотел получить в результате делалось таким же фотошопом только ручным - в проявочной комнате, и при печати. 

 /почти все здесь снято на ilford delta 400, иногда 3200/

о скане пленок 

подробно о киношных пленках 


6, 7, 8 занятие со Стеллой Клар

Продолжаю писать о занятиях со Стеллой Клар в рамках нашего проекта.

 Вкратце для тех, кто присоединился недавно. Вместе со Стеллой Клар — шведским стилистом мы начали серию занятий по формированию стиля для меня и еще нескольких героев, по ходу работы я делаю записи, чтобы можно было понять, что происходит внутри этого процесса. По окончании я планирую сделать съемку, в которой попробую показать суть и практический результат процесса поиска стиля. В моих записях обычно две чаcти: практическая и, скажем так, философская.

Сначала практика: 

 За прошедшее время у нас состоялось три занятия. Одно было посвящено обсуждению будущих перемен с волосами, второе касалось техники макияжа и выбора косметики, на третьем мы обсудили все мои новые вещи, чтобы понять, к чему мы уже пришли и куда двигаться дальше. Начну опять с конца. Стелла оценила всю собранную базу (см. занятие 5) и сейчас в планах — усложнить ее и дополнить новыми цветами. Поскольку предполагается, что все они будут тусклыми, у них есть отличные шансы сочетаться без труда. Сейчас вся база — черная и серая, а добавятся темно-синий, темно-зеленый, бордовый и пр. И моя задача заставить себя игнорировать привычные цвета, выбирая только новые. 

Цветными будут перчатки, шарф, шапка, стеганый тонкий пуховик под пальто, и вещи, дублирующие базовые — кардиган и юбка. Снова открытие! Оказывается, это уже вошедший в силу тренд — чтобы было теплее, под красивые пальто ( и даже кожаные куртки и пиджаки) можно просто надевать тонкие пуховики. Мужчинам тоже (фото в подборке). Кстати, когда я, обрадовавшись, что мое новое пальто можно будет носить и в снегопад, засыпающий Москву в октябре, пришла в магазин, то у зеркала нашла девушку тоже с пальто в пакете, которая посмеялась “и вы в той же теме”. А теперь я вообще вижу такие куртки под пальто на очень многих прохожих.

 К слову про пальто. На моем главном пальто изначально были пришиты блестящие круглые металлические пуговицы, и решено было их сменить на простые черные. Потому что пальто должно быть универсальным и сочетаться со всем, что я захочу под него надеть. Оказалось, что поиск простой черной матовой пуговицы нужного размера с 4 дырочками, и ободком — сложное дело, фантазия создателей пуговиц сильно прогрессировала. Им сложно делать скучные, они рождены настоящими художниками. 

 о стрижке 

 Занятие о стрижке (и окраске) проходило так: Стелла показала мне несколько фотографий, чтобы сориентироваться, какая форма и цвет устроили бы меня и указала на несколько моментов, которые будут работать на мои задачи, поставленные в самом начале — например, открытая шея и косой пробор с челкой сделает фигуру более вытянутой (пробор! фигуру!). А потом Стелла стала задавать мне вопросы, которые лично я хотела бы слышать от каждого парикмахера, но на деле никто никогда мне их не задавал. О том, как волосы лежат, если их не сушить феном, какая их естественная структура и цвет (и еще нужно было сфотографировать волосы без укладки). Удобно ли мне их укладывать, и если нет, то что именно неудобно и почему, и какой объем мне нравится. Подробно, с примерами — десятком картинок.
И вот теперь меня отведут в волшебное место, где про меня все будет известно! 

 макияж 

 На встрече о макияже было самое интересное. Стелла показывала на себе приемы, и рассказывала о том, чем и что делается, какой эффект что дает и что она рекомендовала бы мне, исходя из моих задач. Очен забавно, но Стелла говорит, что самая больная и кровавая тема в России — это брови. Почему-то у нас принято делать их тонкими и изогнутыми, тогда как везде считается, что широкие — наоборот создают эффект молодости и свежести. Когда мы учились их правильно делать, я думала, разумеется, только о сказке “Морозко” и потом немедленно Стелле показала момент про “мамаш, ты ей брови замажь”. А еще я снова вызнала сто тысяч секретов, которые, кажется, можно было бы вывести обычным логическим путем, такие они простые. Но никто о них не знает! Например, о том, что цвет для бровей нужно выбирать тот, что максимально похож на цвет тени, падающей на лицо от волос или руки.

 Итого: следующая остановка — стрижка и дополнение базы цветными вещами.

 Философский хвост: 

 Всю ту работу, которую мы делаем сейчас со Стеллой, я продолжаю считать в большой степени терапевтической. Потому что самые простые вещи от поиска длины челки, до выбора цвета пуговиц, постоянно отправляют тебя к границам себя самого с донесением. И пока гонец скачет, ты выясняешь, насколько ты вообще широк, где кончаешься, и высокий ли забор на твоей границе. Сдвигается ли он, почему стоит именно в этом месте, можно ли подкупить пограничников?

 К примеру, большого усилия воли мне стоило выйти на прогулку с сыном в хорошем пальто, брюках и обуви. Желание сберечь одежду оплачивалось обычно тем, что я плохо ощущала себя собой, предпочитала не видеть себя в зеркале магазина и стеснялась попросить помочь спустить мне коляску с лестницы. Не могу сказать, что на все прогулки теперь я вывожу себя так, чтобы себе нравиться, но на часть из них — уже да, и, кстати, коляску в последнем случае мне помогают спускать уже безо всяких просьб. И грязь на ботинках я уже не воспринимаю как трагедию, даже кефир на брюках — спокойно. Грязь отмывается, кефир отстирывается. 

 Также оказалось, что, увы, работать в новой одежде я не могу, я сделала несколько попыток, но, увы, струящиеся и шелковые вещи плохо держаться на том, кто постоянно ползет, бежит, залезает на табуретки, наклоняется и таскает кофры. Выяснилось, что для работы мне нужно что-то вроде футляра, о сохранности в котором я могу не думать три съемочных часа. Психологически в процессе работы я не ощущаю себя собой, меня как будто бы нет — я тот, кого я снимаю. А собственное я очень отвлекает от работы. И еще о стыде. 

Есть парадокс (я уже упоминала о нем) я испытываю некоторую неловкость неясной природы, публикуя записи о ходе нашей работы. Поделившись со Стеллой этим, я услышала, что, оказывается, это общее место, часто клиенты ее просят нигде не упоминать о том, что работали с ней, многие просто тщательно скрывают или отрицают, что работа вообще велась. Публичные записи ведут единицы, основная масса наблюдателей за чужими публичными процессами не подает голоса, но втайне следует рекомендациям, данным для других, несколько перекраивая их под себя. В целом это объяснимо и понятно, вероятнее всего мозг воспринимает проблемы с внешним видом как недуг. И следовательно того, кто помогает с ним справиться — как врача. Кто же рассказывает о лечении, это неприятно и неприлично. 

 Но, мне кажется, подвох в том, что это иллюзия, такая работа скорее похожа на образование, выяснение того, о чем раньше не знал. По-моему, предположение о том, что у людей есть врожденное понимание о подборе правильной одежды — это ложный посыл. Разумеется, у всех есть предрасположенность к разным вещам, и вкус формируется с течением жизни, но без специальных усилий это никогда не происходит. Путь перебора вариантов — усилие, путь чтения модных журналов — усилие, просто осознанность, формулировка — что я хочу, кем я хочу быть, и, наоборот, кем не хочу — усилие.

 И получается, что игнорировать факт прикладывания усилий — нелогичный и сильно осложняющий жизнь ход. Все равно, что скрывать, что ты читал книги и таблицу умножения тебе пришлось выучить, вместо того, чтобы с ней родиться. К тому же, не знаю как другим, но мне очень важно рассказать кому-то еще о том, что такая таблица в принципе существует и способна сделать жизнь проще и радостнее. И заодно к слову о таблицах. 

Кто спрашивал, в школе Стеллы сегодня 15 октября в 20.00 состоится бесплатный вебинар на тему формирования базового гардероба: “Шкаф полный, надеть нечего».

 Вот здесь регистрация: 

 http://stellaclar.com/web_shkaf_polnui_user/ 

 весь проект со Стеллой Клар


кино про кино

Вот среди этих фильмов о работе операторов, есть лента “Рерберг и Тарковский: Обратная сторона Сталкера”. Режиссер Игорь Майборода

 Там много материала о фильме, в том числе мысль, которую я раньше еще не думала, а теперь думаю не переставая. Известно, что сценарий переписывали девять раз, а весь материал переснимали три.

 Но то, что перед съемкой первой версии предполагали снимать на натуре в Таджикистане в предгорьях Тань-Шаня, на разработках старых китайских шахт в Исфаре, я, например, не знала. 

Все было готово, но случилось землетрясение и место сменили на Запорожье, на окраину металлургического завода, но скоро выяснили, что там снимать вредно. И в результате выбрали среднюю полосу (чтобы кусты, деревья и орешник) и заброшенную электростанцию.

 Участники группы говорят, что Тарковского с самого начала тянуло в среднюю полосу, потому что это его фактура, силу он брал из детства, из всей той природы, которая снята в “Зеркале”.

Что именно со сменой натуры началось разрушение первоначальной линии сценария, в котором Сталкер - гад и мародер. А с каждой сменой места съемки он менялся в сторону мессии. Потому, мол, что натура и литература связаны. 

 И вот то, что место, и, к примеру, орешник, переделывает уже готовый текст на полностью противоположный меня завораживает. Ну и про создание кадров в “Зеркале” там тоже нужно смотреть, где про придумывание дома, откуда видно пожар. Не знаю, как у других снимающих, у меня этот кусок по скриншотам отснят и лежит в отдельной папке, и узнать, как они его сделали прямо в головах - вечная батарейка и единый проездной на сто лет.

про смену натуры с 55 мин 

 про дом из “Зеркала” с 1:17

upd: а еще, что женщина с курицей и сережками - это жена Тарковского не знала. и что она хотела быть вместо Тереховой - тоже. и еще вместо Фрейдлих.



рыбы бы

Есть в Москве одна хорошая студия, набитая морским реквизитом по горло, включая настоящую лодку, сети, весла, маяки и якоря, компасы и капитанский бушлат. Все очень яркое, использовать это многожды невозможно, поэтому обычно все сдвигается в дальний угол и я работаю только со стенами, полом и светом, как на этой съемке. 

Но вот недавно я принесла в зал рыбу и угол перестал быть бутафорией на все то время, пока чувствовался запах. Эскпеллиармус. 


Michel Vanden Eeckhoudt

  Прием, прием, в эфире образовательный вторник. Сегодня бельгийский автор Michel Vanden Eeckhoudt, один из основателей французского фотоагентства VU (европейский вариант Магнума, назван в честь легендарного журнала 20-х годов). 

 В основном этого автора знают по сериям о собаках, и о людях с животными в зоопарках. Почему-то считается, что его фотографии смешные, но лично я этого в его работах не вижу, а вижу, наоборот, и зверей, и людей на краю пропасти, ее не видно, но предполагается, что она уже за углом. Но, правда, для меня это всегда показатель хорошей фотографии в силу особенностей восприятия - чтобы чувствовалось нечто большое за кадром, идея человека или животного вообще, возможности их контакта. 

На мой взгляд, Мишель очень ловко выискивает больную точку и строит вокруг нее всю композицию. И для этого ему не нужны люди или звери в крови, в кадре иногда и вообще живых-то нет, как, например, с колеей, а зритель ревет. Или хочет зареветь. 

 Автор издал 12 книг, помимо звериной темы, с которой он работал с конца 70-х, он снимал и социальные серии об иммигрантах в Бельгии и рабочих на производстве, сотрудничал например, с газетой Liberation. К сожалению, после долгой болезни скончался в марте этого года. А вообще с животными, конечно, высший пилотаж так работать, чтобы было видно, что они у нас здесь вроде заброшенного Руматы, все понимают, но сделать с нами ничего не могут. 

портфолио автора в агентстве VU 

 все образовательные вторники 


Pedro Luis Raota

Продолжаем образовательные вторники, сегодня, наконец, попадаем в календарный.

 Этого автора я долго любила за одну фотографию с мячом и мальчиками, теперь еще вот прибавлю в иконостас и монашек с кроликом. 

В целом для меня работы Pedro Luis Raota — это небольшое пережатие педали “еще” в проявочной, слишком большое разведение по углам черного и белого. Для меня он очень прямой и концентированный, но именно это его отличительный знак, и он сделал фотографа из самой деревенской аргентинской деревни, какую можно представить, известнейшим автором, призером и медалистом, кубкодержателем всего и вся. 

Призовой водопад начался, правда, не сразу, а спустя нескольких переездов по стране и странам, и в ответ на упорное участие во всевозможных конкурсах. 

И как хорошо, что он не сдался, и как жаль, что совсем мало жил, 1986 году его уже не стало.

 /надеюсь, что это как раз будет хорошей иллюстрацией к будущему тексту про обработку пленочных сканов, который когда-нибудь я уже доделаю/ 

сайт  автора 

прошлые образовательные вторники  


Larry Towell

 В эфире образовательный вторник, который сполз на четверг. Сегодня опять автор, который именит, и, с одной стороны, неловко о гигантах, с другой — они обычно лежат у многих по папкам безымянной картинкой-другой, а когда можно, наконец, узнать автора, то где-то сдвигается стрелка в направлении “уже гораздо лучше”.

 Larry Towell — боец агентства Magnum, вырос в Канаде, в юности зарабатывал фолк-музыкой, после увлекся фотографией и в основном известен социальными и сериями о войне в Никарагуа и Сальвадоре, о Вьетнамских солдатах, об экологической катастрофе на Аляске, и книгой “Палестинцы”.

 Но сокровище — серия про его семью, и история о поселении меннонитов в Мексике. Если не знать года его рождения, можно снова кивать на то, как хорошо с фактурой было раньше. А если знать, что он родился в 1953 году, в Magnum с 1993, а серии в этой подборке сняты с 90-х по 2000, то уже и не покиваешь. 

 И еще очень важно смотреть его снимки на секунду дольше, чем привык, он иногда прячет детали, и когда их все же видишь — как будто в твоей квартире внезапно обнаружилась новая комната, и большая. 

В кадре с ребенком в огурцах есть белая рука снизу, повторяющая изгиб ног мальчика, в кроне дерева в отражении стекла —лицо женщины, в кадре, где мать целует мальчика на столе — очки и их тень, а на мостках с собакой не кот, а енот.

 Стоит обращать внимание на подписи, потому что автор думает, что записывает факты, а на деле стихи, конечно: 

 Ann Towell kissing Noah Towell on the kitchen table when the western sun comes into the only window that faces the setting sun 

 Чаще других снимков я всегда смотрела на девочку в платке за столом, и думала, что это прямой кадр из финала Сталкера, но только сегодня отправилась сверять /в конце подборки/. Вероятно, есть все же общая вселенская палата мер и лучших кадров, а у некоторых есть туда доступ. Потому что Тарковский, понятно, снял это раньше, но и Larry Towell в поселении меннонитов не занимался постановкой, хотя Сталкера мог видеть. 

 Хочу, как обычно в общем, в палату мер. 

 портфолио автора в MAGNUM PHOTOS  

прошлые образовательные вторники




Проект со Стеллой Клар. Первая съемка. Стелла

Все, наконец, можно сказать, что съемочная часть проекта со Стеллой Клар началась. Начали, как и положено с титульного листа, с заглавия, с автора системы. Прежде всех героев, как самый смелый, пусть будет тот, кто все это придумал. В отличие от книг, автор здесь должен быть на первой странице. 

Мне очень хотелось провести Стеллу через весь съемочный процесс, и через студийную работу и через стихийную уличную съемку с поиском света и фактуры, через выбор кадров для итогового материала, через превращение фотографий в художественное кино, через сбор серии, чтобы показать — мы заходим с разных сторон одних и тех же процессов — осознанности и выбора, какими быть. 

/ и еще, как я благодарна Стелле, что она мужественно доверилась, и согласилась не использовать, например, украшения, которые были просто прекрасными (там были черные лаковые жуки! и еще прекрасные какие-то золотые узлы!), смогла легко отказаться от массы красивых вещей для того, чтобы ничего не отвекало от лица. на следующих съемках деталей будет очень много и отчасти в них даже будет суть. а в этот раз суть в другом/

весь проект со Стеллой Клар



Clayton Austin

Сегодня образовательный вторник с отдачей давних долгов. Я уже пару раз упоминала Клэйтона Остина, пришло время, наконец, объяснить, почему он единственный коммерческий автор, к которому я приросла как ракушка к днищу, и много лет смотрю, расплющив нос, как он двигается на край света.

 Поэтому подборка сегодня будет масштабная.

 Когда я только искала направление, высматривала, за кого бы зацепиться, в череде других авторов, работающих с парами и свадьбами, мне попался Клэйтон Остин. И на первый взгляд он ничем особенным от норм жанра не отличался, но на год или два стал практически единственной моей едой в профессиональном смысле, настолько, что я боялась кому-то о нем рассказывать, мне казалось — это мой личный источник. 

 Сейчас он снимает несколько иначе, а начала я его любить за ретро стилизации — все мужчины в серых кепках в клетку, женщины с накладными ресницами, стоят возле какой-нибудь ржавой железки где-то в пустыне, всех заливает небесный свет, и глаза их закрыты. Смысл смещен с пары на идею пары, на явление чувства как такового. И еще миллион деталей, создающих воздух. И все, для меня прояснились цели, я захотела снимать идею пары, идею ребенка, явление вообще. И, воздух, много такого воздуха. 

 / в подборке работы от конца к началу, то есть от того, что он снимает сейчас, к тому, что было/ 

 Несколько хороших историй о нем. 

 До 30 лет Клэйтон был пожарником, и еще, кажется, парамедиком. А потом уехал в отпуск с фотоаппаратом, наснимал там цветов, чтобы не сдохнуть от количества увиденного страха и ужаса на службе, а потом решил, что больше пожарным не будет. И продолжил снимать. Сейчас живет в Техасе, ездит по всему свету, стоит дорого, и достать его почти невозможно. 

 В 2010 году сделал отличную серию: взял фургон, запихнул туда старое пианино, и поехал в съемочный тур по Техасу, и туда же взял воркшоп. Месяц снимал пары с этим пианино, учил студентов, а потом спалил его к чертям, что тоже, разумеется снял. 

 Его первый блог с архивом всех ранних съемок все еще открыт для просмотра. И там можно лично убедиться, с какого нуля он сам себя растил, и с какой бешеной скоростью это делал. В мае 2009 еще лежит беспомощный ужас с наложенными текстурами, пережжеными цветами и людьми в дурацких позах, в марте 2010 уже полностью готовый автор. И важен сам факт того, что архив открыт.

 Сначала меня дико раздражал его текст на сайте, и то, что со сменой дизайнов он не менялся. Всегда одно и тоже “любовь — птица, дайте ей пространство, а когда убедитесь, что нашли ее, звоните мне — я сфотографирую”. Просто глаза прилипали к сладкому сиропу, но именно от того, что текст не меняется, я начинаю подозревать, что он упорно, дико, изо всех сил верит в эту идею и, может быть, не так уж не прав. 

 А вот самое интересное. В 2011 он приезжал снимать русскую пару в какой-то маленький городок. Когда он анонсировал эту серию, я размышляла — ну вот сейчас и выяснится, что это не у нас тут фактура такая, а это мы сами тут просто не умеем снимать, сейчас на нашем материале он сделает свой уровень пустыни с небом. Слава богу, нет, не сделал. Можно спокойно мечтать о фактуре. 

сайт 

блог 

старый блог с архивом 

съемка в России 

небольшой бекстейдж и пара слов о съемке в России, смотреть, признаюсь, несколько стыдно  

другие образовательные вторники






проект со Стеллой Клар. занятие №5

Начну с конца. Теперь у меня есть такое пальто, которое просто фактом того, что оно лежит в бумажном пакете в другой комнате, делает меня какой-то другой. У меня есть еще несколько новых вещей, но я не достаю их из упаковки, не вешаю в шкаф и не считаю пока своими — держу их на орбите, чтобы потом разом сжечь немного атмосферы и собрать из них новую себя. 

 Когда я только начала узнавать о системе Стеллы (спасибо Алина Фаркаш!), я не верила, что можно находить в разъездах по магазинам, поисках, примерках, покупках, возвратах вещей что-то кроме тоски и желания застрелиться. И действительно ничего другого там найти нельзя, но, оказалось, что это только до первой вещи. Она просто запускает начало сборки. После чего ты больше не ищешь юбку или брюки, ты собираешь дары, извините, смерти. Только все вместе они превратят тебя в кого-то, кем тебе всегда хотелось быть. Поэтому очень, очень хочется найти бузинную палочку, в смысле правильное, платье, и сложить с остальными находками. Просто без платья откладывается встреча с самим собой. 

Трудно описать степень невероятности нашего пятого занятия, потому что Stella Clar не улетела домой и предложила провести наш урок прямо в открытом космосе — вместе в магазине. Нужно оговориться, что Стелла, конечно, не ходит с подопечными по магазинам, а учит их справляться самостоятельно, в этом-то в общем и смысл. Но мне дико повезло быть частью проекта, поэтому в черную неизвестность меня отвела за руку сама Система. Более того, Система оказалась к тому же, в продолжение сказочной темы, Гарри Поттером. И еще немного Холмсом.

Задача была показать мне, насколько люди (например я) игнорируют вещи, которые им нужны, забывая все подборки с образцами, инструкции по примерке и указания на возможные ловушки. Просто не видят их. На самом деле срабатывают стереотипы поведения, люди за жизнь формируют устойчивое мнение насчет того, какие вещи им подходят, исключая для себя возможность других вариантов для экономии ресурса. Мозг не может находиться в состоянии постоянного поиска нового. Но если положение дел в настоящий момент не устраивает, проторенные дороги однажды все же придется перекопать. В моем случае следовало копать в направлении брюк и пальто, да что там — можно было их смело взрывать. И вот мы заходим в магазин, Стелла очень быстро, я не успеваю заметить как, выбирает несколько пар брюк и пальто, не спрашивая, конечно, моего мнения. Начинается магия, я беру первые брюки, которые я никогда бы не взяла с вешалки сама, они выглядят как-то странно, довольно тонкие, а я всегда выбирала те, что выглядят вырезанными из картонки — мне хотелось силуэт /плачет/. И еще чтобы были четкие линии, и еще размера на два больше, чтоб уж наверняка. Конечно, эти новые странные не налезают, я издаю жалобный, но и немного торжествующий стон в том смысле, что ведь было очевидно — не подойдут. А Стелла смеется, делает два незаметных движения и брюки садятся. Оказывается, стоило их опустить на бедра и завернуть снизу. И все — с ногами происходит нужная иллюзия. 

 А потом была встреча с тем самым пальто. Да, до него было несколько других, но всё это были компромиссы и проходные варианты, а когда я закричала “я теперь белый офицер! и камбербетч!”, Стелла сказала — оно. И вот — кругом появились моря правильных брюк и пальто. Скоро магазины перестанут быть для меня комнатой с горой золотых кубков, среди которых только один волшебный, а я все никак не могу его отличить от остальных. Нет, кругом будет все, что мне нужно, но только когда я пойму, что именно. 

 В этом походе важными я считаю два новых подсмотренных навыка. Во-первых, если трудно ориентироваться в магазинах (пока нет опыта и твердого знания), то нужно выбирать себе только одну цель (максимум две), например: “сегодня ищу только белую рубашку”. И включать своего рода тоннельное зрение, яростно отсекать из зоны фокуса все лишнее. Искать, словом, только среди грибов, не отвлекаясь на ягоды, и уже тем более рыбалку, или охоту на кабана. Обычно нам жаль времени и мы стараемся увидеть все разом, решить сразу несколько задач. Это потому, что многозадачность — такой навык современности, и пользуемся мы им виртуозно. Для неопытного покупателя такой подход означает смятение и ненужные траты, лучше заставить работать этот навык на одну цель — сегодня ищем только ботинки, только определенной формы и цвета, за определенную сумму. 

А еще, кстати, если всё правильно сделать изначально, то не нужно будет тратить энергию на то, чтобы решить, с чем носить такие ботинки, потому что создана сетка-матрица для поиска, куда включены только взаимоподходящие вещи. Признаться, для меня самой это все сродни урокам иностранного языка, но я верю, если один раз выучить его, и часто практиковаться, то я смогу решать задачи уже совершенно другого уровня. После такой тренировки я смогла двумя днями позже вычислить еще одну пару правильных брюк, второе пальто, ботинки и юбку. Теперь у меня есть начало минимального базового комплекта (оно в подборке). Но, конечно, я в процессе наделала в том числе и ошибок, ввиду чего вынуждена была ездить и возвращать некоторые вещи назад. К слову, раньше я ни разу не делала возвратов, несмотря на то, что понимала — вещи мне не подходят. Каждый раз надеялась их как-то переделать или докупить к ним еще(!) что-то, что их скрасит. Ну и понятно, чем все заканчивалось.

 Второй подсмотренный навык — взаимодействие с консультантами. Стелла умеет с ними коммуницировать так, что они выстраиваются по росту и поют торжественную песню. Просто потому что она говорит громко, внятно, и предполагает, что эти люди здесь находятся для того, чтобы делать то, в чем у покупателя имеется необходимость. Находить товар, подбирать размер, оформлять возврат, предлагать варианты решения разнообразных задач, и при этом быть приветливыми и вежливыми. И если говорить громче я в своих самостоятельных походах смогла, то убедить себя в том, что консультанты в зале обязаны мне помогать — пока нет. 

 Хотя через несколько дней, мне нужно было найти юбку, времени, как всегда, было мало, магазинов много, а сил просто отрицательное число. Поэтому я, наконец, сдалась и решила подключить “ресурс консультанта”. Я останавливалась при входе в магазин, находила продавца, задавала вопрос и дальше просто наблюдала, как его мозг работает на меня. Вместо меня он мысленно перебирает каталоги, систему развески в зале, сверяется с наличием размеров, цветов и тканей. Потом ведет меня к нужной точке, или не отводит, потому что заказанной вещи нет. То есть просто подключаешься к работнику магазина, как к системе поиска и нагугливаешь себе свою вещь! А главное, я заметила, что если консультант не знает ответа на вопрос, он испытывает дискомфорт, мне даже показалось, чувство, близкое к стыду, как будто он не справился со своей работой и будет наказан. Значит само устройство магазинов предполагает подобное взаимодействие с покупателем. А своими самостоятельными бесконечными бессистемными поисками я как будто забывала включать эскалатор и шагала по нему, как по обычной лестнице. На стопервый этаж. 

 А еще, как я уже говорила, Стелла не только Гарри Поттер, но и Ш. Холмс. Мы пили кофе и рассматривали прохожих, я приставала с вопросами, и в основном ответы Стеллы касались того, что каждый выбирая, что надеть, имеет ввиду нечто, какой-то образ того, как он выглядит. Конечно, увы, реальности он соответствует редко. Это вообще трудно — увидеть себя объективно (в силу разных болезненных причин, потеря той самой осознанности в целях облегчения жизни). И вот Стелла в три секунды распознает, какая задумка была изначально, и почему получилось то, что получилось. Мгновенно, по заколке или ремешку часов, обуви, челке — складывает все вместе, и пожалуйста, убийца - дворецкий, то есть заколка. 

 И вот теперь до меня начинает доходить, что человек склонен при выборе образа цепляться, как троллейбус за провода, за какую-то большую идею — кто-то известный, герой книги, фильм, целая эпоха, и можно, при определенных навыках, считать эту большую идею и увидеть этого идеального в своих глазах прохожего. Например, мы предположили, что девушка в глухом платье и зачесанными назад волосами скорее всего представляет себя близкой к образу гимназистки - молодая, румяная хохотушка, с пышной косой за спиной, но в строгом платье с ровным рядом блестящих пуговиц. А красивая женщина с пышными локонами у лица и крупной, сильно старящей ее подвеской, — имеет ввиду стиль 30-x, и видит себя роковой и неприступной. Но несомненно это только предположения, хотя игра очень интересная и сильно отрезвляющая.

 Вообще, когда я пишу о наших со Стеллой занятиях, каждый раз приходится делать небольшое усилие, и перебарывать неловкость от того, что я внезапно занимаюсь вещами и магазинами, хотя я уверенно знаю, что дело в гораздо большем — личности, способе жизни, осознанности, понимании, кто ты вообще такой. Но когда я, например, читаю (и реву) текст Маши Рупасовой о бабушкиных платьях, или исследования Линор Горалик (сейчас например о моде переходного времени - фестиваль “Остров 90-х” в Музеоне 20 сентября), или думаю об Оле Омами (часто), которая с нуля взяла и сделала бренд крутейшей детской одежды, потому что хотела одевать собственную дочку правильно; так вот когда я о них думаю, неловкость пропадает, как не было. 

 Потому что уровень рассуждений может быть уведен и на такую глубину тоже.

 текст Маши Рупасовой 

Линор Горалик о моде переходного периода 

там же собирают истории о самодельной одежде, например: 

 ”…В 1990-м году у меня был любимый свитер из дедушкиных трусов. Ну, то есть, я всем врала, что из дедушкиных трусов – для пущего панка. На самом деле он был из огромных мужских зимних штанов с начесом, которые я распорола по швам и сделала из них «летучую мышь». Больше нечего было купить, даже ткань.”

 ”…Друг воровал откуда-то списанную военую форму и мы шили из нее роскошные лоскутные макси-юбки. Шить я не умела, просто надо было из кусков сделать квадрат и резиночку втянуть. По бокам я делала полосы из погончиков, они стучали на шаге ”

“…Я отверткой для часов прокалывал дырки в голенищах старых сапог и делал из них женские сумки, девочки приносили совсем уже убитые сапоги, я срезал верх и возвращал сумочку. Брал за это 60 рублей, это у меня целый был бизнес, все знали”. 

 и одежда omamimini  

все предыдущие занятия со Стеллой 


Andrea Gentl

Продолжаем образовательные вторники. Этого автора я вычислила мозгом, как безымянную звезду, просто знала, что она существует, хотя ни одной ее работы до недавнего времени не видела. Мысль моя работала так: Ditte Isager знают почти все, и среди них обязан быть кто-то, кто пойдет в рамках ее стиля глубже и как следует свернет в направлении еды. А сделает там Гофмана, братьев Гримм и немного скандинавского детектива из свеклы и яичной скорлупы. Пара недель пристальных расследований и — Andrea Gentl. Сама автор в числе образцов называет: Irving Penn, Sally Mann, Emmet Gowin, Henrik Knudsen.

 В свое время Andrea была ассистентом у легенды дизайнера интерьеров Suzanne Shaker, а ее супруг у фотографа William Abranowicz. Потом они встретились и решили делать нечто на стыке общих интересов, теперь у них свое агентство Gentlandhyers и они ведут завораживающий блог “Голодный призрак” про еду и путешествия. 

 Лично я считаю фудфотографию правильной, если она заставляет меня не есть, и уж тем более не готовить, а снимать. Andrea Gentl практически выкручивает мне руки, я ничего не хочу, кроме ржавого железа и экспедиции на рынок. 

 блог “Голодный призрак” 

 Andrea Gentl 

 Ditte Isager 

 образовательный вторник о Ditte Isager  

о Suzanne Shaker

 сайт William Abranowicz 

Henrik Knudsen 

 прошлые образовательные вторники 


зернище

Пока фиксировала барсука, приезжали друзья и их тоже посчитали. мне кажется, есть какой-то мир, где нас транслируют в виде художественного кино, пленка —проволочка на провода и перехват сигнала тут Леша Курбатов с прекрасной Юлей, и Марина Бесчастнова которая намедни наснимала ржавую дочь совершенно нахально гениально.


сыновий фотографический долг

Чужое детство так затягивает, что осознаешь — объект растет, только когда на него что-нибудь не налезает, или он упирается ногами в спинку кровати. Тогда надеваешь вериги, берешь то есть мешок пленки и месяц ходишь, не выпуская камеры из рук. А когда объекту меньше двух, с лишними руками не очень. 

В общем, как хорошо, что месяц кончился, но кое-что из детства барсука, наконец, прибито и не исчезнет. 

К слову, сканировала пленку впервые на нормальном пленочном сканере, вместо домашнего планшетного. Разницу покажу попозже, вместе с текстом про то, что собой представляют сырые сканы, и почему пленка без обработки не жилец по определению.

 А пока рассказываю, что сканирование узких пленок теперь хорошо поручать Творческой лаборатории “СРЕДА”. Там, спасибо Pavel Kosenko, все разумно с ценами и качеством, к тому же ребята - маньяки и всерьез занялись кинопленками, которые переделаны для фотокамер.

Прямо берете любимую пленку Тарантино и снимаете, что хотите. Проявка и прочее - там же. У меня есть пара для теста. 

о СРЕДЕ 

 о скане пленок

подробно о киношных пленках



проект со Стеллой Клар. занятие №4

 Stella Clar приехала в Москву и вместо скайпа мы позанимались прямо в 3D прямо по ходу съемки.
Поскольку Стелла в целом специалист по коммуникациям, а не только по стилю, то помимо наглядного примера, какая белая рубашка мне нужна, а какая нет, я еще узнала страшное. В смысле страшно новое. 

Все, кто со мной общался лично, знают, что я говорю очень тихо, почти невозможно разобрать, что я там произношу. Мне самой это не нравится, но сделать я ничего не могу. А Стелла посмотрела на меня полчаса, и рассказала сразу две вещи. 

Во-первых, я произвожу страшно запутывающий сознание эффект, этим вот неслышным голосом больной канарейки я, оказывается, гну свою стальную линию, не смотря на аргументы собеседника, продолжаю настаивать на своем, и в целом оказываюсь вообще довольно упорным дятлом. 

А во-вторых, скорее всего так я говорю, потому что мне хочется быть меньше, и чтобы не занимать собой пространство, я выкручиваю ручку громкости в минус. 

Стелла при этом не знала, что я всю жизнь хочу быть меленькой худой брюнеткой. Просто проанализировала мои жесты, позы и манеру двигаться. Увы, я сутулюсь, закрываюсь руками, сижу, свернувшись ежом.
И надо ли говорить, что от неразборчивой речи я, конечно, в точеную брюнетку не превращаюсь. 

Сделали первую съемку, в этот раз для Стеллы, материал скоро будет.

Стелла сама не знает, кстати, какая еще допбомба у меня в голове взорвалась. Мимоходом мы поговорили про дизайнерскую обувь и, оказывается, она тоже может краситься и натирать. Даже очень дорогая и ручной работы. И это нормально! Это, конечно, плохая радость (я думала плохо только мне, а оказалось — многим), но все равно как-то легче смиряться. 

Все предыдущие занятия со Стеллой


о поиске идей

Сегодня образовательный вторник, который как будто опять состоит из меня, но если дочитать до конца, окажется, что основной смысл не во мне.
Снова про вопрос о поиске идеи для съемок, на который я уже отвечала, а сегодня проиллюстрирую примерами. 

Тут нужно уточнить, что идея в моем случае не есть мысль, и даже не сюжет, а скорее тема. Существуют съемки, когда мы как будто смотрим разбитое по кадрам кино с развитием действия, но я так снимать не умею. Признаться, к этому я одно время стремилась, но мне не удалось добиться хорошего результата. Хотя уловить логическую нить я всегда стремлюсь, если она вырисовывается. 

Для поиска темы я коплю папки с чужими идеями. Сотни картинок, иллюстраций, скриншотов копируются из блогов, инстаграмов, домашних фотографий друзей в ленте. Когда такая кладовка за спиной есть, работается спокойнее.
А потом в голове совмещаются собственные технические возможности (что, увы, определяет очень многое), герой и место съемки. 

Нагляднее всего будет показать, что из чего было сделано. В подборке первые пять фотографий — это катализаторы, а ниже ссылки на серии. Возможно это сравнение покажет, как работает мысль и далеко ли от исходника отрастают ноги. 

1. Чашки на голове.
Это Родни Смит, снимок копировали триллион раз. И еще столько же раз скопируют.

 Что получилось

2. Книжка с вырезом.
Это Клейтон Остин, как-нибудь все же напишу о нем текст. Обычный фотограф для пар и свадеб, но в нем есть нечто, за что все свадьбы прощаются. Книжку, понятно, вырезал не он сам, а декораторы, но это неважно. 

Что получилось

 /первая серия в подборке/ 

3. Человек в пальто. Не удалось найти автора, гугл нервничает, путается, ведет куда-то в Турцию, где теряет след.

Что получилось

 4. Девушки с закрытыми глазами. Это Майкл Пуделка. Его конек — группы странных девушек в безумной одежде. 

Что получилось

 5. Девочка с лейкой. Это фотограф под названием Лорета. Снимает пастельные открытки. 

Что получилось

/серия в конце поста/ 

6. Лодки. К этой серии нет исходника, он был у меня в голове, просто хотела сказать два слова, чтобы проиллюстрировать путь от идеи до съемки. Я искала лодку, которую можно было бы вытащить на снег. Два года я всех доставала, а все крутили мне пальцем у виска, потому что на зиму все лодки как-то консервируются и к тому же они жутко тяжелые, никто не хотел волочь их в поле. А потом я встретила прекрасного реквизитора Юрия Ставцева, который меня пожалел и объяснил, что никакой дурак настоящие лодки снимать не станет, для этого есть бутафория. И за два дня нашел мне фальшивую легчайшую лодку, у которой нет дна, а есть два узбека с газелью. 

Что получилось

 А вот то, ради чего, собственно, этот текст — где искать идеи.
Как я говорила, под прицелом все ленты, и в подборке альбома после катализаторов лежат примеры того, что я копирую в заветные папки. 

И вот хорошие блоги с россыпью разнообразных идей, которые я постоянно смотрю (да, я знаю про пинтерест, но как-то я с ним никак срастусь): 

- блог компании оформителя торжеств, занимающейся полиграфией, красивыми бумажками, но публикующий все на свете 

- очень странный блог с прекрасными безумными мелочами  

- сайт объединяющий разнообразных свадебных вендоров  

- галерея с множеством фотографов
http://www.photoeye.com/gallery/PhotoShowcase/
- а вот еще отличный блог Марии Геллер, которая одно время вела знаменитое жжное сообщество сейчас у нее школа блогинга, но и сам блог по-прежнему богатый

- и авторы катализаторов:

 Родни Смит

 Клейтон Остин 

 Майкл Пуделка 

 Лорета 

В конце добавлю, что брать чужие мне не стыдно, и своих тоже не жалко. Потому что идей миллиарды, а сил и мастерства на достойное воплощение оказывается гораздо меньше.
прошлые образовательные вторники удобно читать вот здесь



про пары

Начнем образовательный вторник, который сегодня будет состоять, извините, из меня.
Обещала рассказать, по какому принципу я составляю свои фотографии в пары и зачем я это делаю. На второй вопрос ответить несложно, а для первого пришлось себя систематизировать. Потому что ответ “интуитивно” вряд ли кого-то устроит.
После разбора по папкам, оказалось, что есть всего шесть приемов, которыми я пользуюсь. 

Рифма — сходство соседних снимков, прямая рифма или повтор формы предметов. 

Диалог — эффект взаимодействия двух фотографий, например, иллюзия, что человек на одной смотрит на предмет на соседней. Или иллюзия развития сюжета — что-то началось слева и продолжилось справа.

 Наезд — укрупнение плана, как будто мы увидели нечто издалека, а потом пригляделись к деталям.
Фактура — просто какая-то интересная поверхность, обычно с ней эффектно выглядят крупные планы. 

Цвет

 Усиление — не могу точнее сформулировать, но это прием, при котором две фотографии рядом начинают вызывать необъяснимые эмоции. 

/в подборке фотографии сгруппированы согласно этому делению, в группе “рифма” заодно лежат не парные, а срифмованные внутри себя снимки/

 Все совпадения мной обнаруживаются не то, что уже после съемки, а даже и после отбора и обработки. Парами я занимаюсь в самом финале, перед отправкой на печать. И есть ограничение, собирается только то, что снято в рамках серии, сделанные в другой день фотографии я никогда не использую. Видимо хочется герметичности капусулы, только то, что происходило на месте. 

За всю практику я придумала заранее всего две рифмы ( чашка с платьем и круги от стаканов с кольцами). 

Технически с парами помогает разбираться устройство программы Adobe Bridge, которым я пользуюсь для сортировки и каталогизации. При выборе нескольких фотографий, он показывает их в просмотровом поле рядом, вот так, как я потом их верстаю. Просто в голове я не смогла бы, конечно, оперировать целой серией. 

На самом деле, если хочется освоиться в этой теме, нужно читать не мой текст, а бежать в сторону нормальных книг по бильдредактированию. Все, разумеется, придумано очень давно, и есть целая наука о том, как правильно верстать картинки с текстом и друг с другом, в журналах, книгах и т.д. Например, целая глава (очень хорошая и подробная) есть в книге Лапина “Фотография как…” под названием “Монтаж фотографий. Основы бильдредактирования”. Книгу, к слову, крайне полезно прочесть целиком. 

Другие полезные книги о фотографии издательства Тримедиа 

 А на второй вопрос, зачем я это делаю, ответ простой — для личного моего удовольствия. Со временем я поняла, что если не начну снимать в рамках заказной работы что-то для себя, я вынуждена буду сворачиваться. Внимательно посмотрела на зарубежных коллег, обнаружила жанр историй и начала таскать на съемку всякие предметы, постепенно двигаясь к тому, чтобы появлялась некое выдуманное пространство вокруг героя, в том числе используя для этого пары.
Специально посмотрела в архив - первую такую съемку с историей я сделала с Аней Ривелотэ  почти ровно пять лет назад.
Вот эту, за что Ане, Федору Стрельцову, и их дочке Дусе огромное спасибо. 



белая рубашка, пока

Вот, например, серия для Карины растет из одной картинки Ditt Issager (в конце подборки) с серыми листами. Павильон с худмастерской нам достался за несколько дней до съемки случайно, и акварельную бумагу гуашью я красила ночью. Меня иногда спрашивают, а как все придумать и согласовать задумку с моделью. Не уверена, что он правильный, но мой ответ чаще всего звучит как “никак”. Накануне совмещаю в голове человека, тонны чужих мотивирующих картинок с идеями и место съемки, потом в панике бегаю и ищу мысль и вещи, а в студии просто деспотично снимаю. А думать заранее почему-то не работает.


проект со Стеллой Клар. занятие №3.

Получив задание к третьему занятию со Stella Clar, я решила, что все это будет похоже на игру с головоломками, где нужно хорошо думать и быстро реагировать, тогда в конце, может быть, у меня будет принцесса. Надо было отправиться в мужской отдел Uniqlo и примерить там все возможные виды кардиганов, а во-вторых, освоить тайную систему заказов магазинов Zara и найти пять юбок, близких к стилю “карандаш”.

Мой мозг так устроен, что я путаю цифры и названия, и больше всего не люблю разговаривать с работниками магазинов, особенно просить их делать то, что они не хотят. А мне было нужно научиться, ловко оперируя артикулами, адресами магазинов и информацией о наличии товара, заказать себе всю нужную одежду, и ничего не перепутать. Стелла предупредила, что не всегда магазины с первого раза соглашаются делать то, что должны, и иногда мне возможно придется проявить характер.

И тогда я поняла, что нет, от игры здесь не так много, а гораздо больше от схемы развития персонажа в сказках. Где все устроено так, чтобы Иванушка-дурачок к последней главе развился уже, наконец, таким образом, чтобы стать достойным своей жар-птицы. То есть, грубо говоря, если мне хочется получить платье, в котором я выгляжу, ну допустим, дерзко, придется мне поговорить с упрямым продавцом, и не сдаться при первом же его отказе выполнять то, что я хочу.

Итак, первое задание — поход в мужской отдел - как всегда и бывает в сказках, было несложным и отчасти приятным, видимо, чтобы герой не струсил и не приковал себя к печи цепями навечно. Главной проблемой здесь можно считать только необходимость расстегнуть по пять тугих пуговиц на восьми кардиганах (четыре цвета в двух размерах каждый) и сфотографировать себя в тесной примерочной по всем правилам (чтобы в кадре была фигура целиком, с шеей, плечами и ногами, и желательно снятая с уровня живота). Сорок неприятных пуговиц и восемь неловких манипуляций скользким телефоном, выпадающим из пальцев, утомленных пуговицами!

Но тихие, строго упорядоченные мужские отделы, где аккуратно разложены простые, понятные одноцветные вещи — очень успокаивают, и в минуты стресса можно представлять, как ты укладываешься на полочку с десятком одинаковых водолазок и лежишь там до конца паники.

Второе же задание далось нелегко, но зато сразу же открыло новый портал возможностей. Вместо того, чтобы объезжать или обзванивать все магазины Zara в поисках нужных моделей и размеров, можно, как оказалось, воспользоваться тайным метро с системой нуль-транспортировки — шучу. Оказалось, что Zara устроена гуманно, и все, что есть на сайте, можно заказать для доставки в ближайший удобный тебе магазин. И даже если этих вещей нет в наличии ни в одном физическом магазине (а нужных мне не было), их тебе все равно доставят, потому что там две разные системы товарооборота.

Единственный момент, что эти вещи нужно купить, оплатив картой или наличными в магазине. Но потом при возврате деньги приходят обратно тем же путем. Через три дня после заказа все вещи были доставлены, я их перемеряла и сразу же вернула обратно. Вот здесь и понадобились сказочные навыки — ну, во-первых, не напутать с заказом, во-вторых, объяснить в магазине, что у них действительно есть такая система, в-третьих, оформить бесконечные чеки и квитанции, в четвертых, без ужаса все перемерянное вернуть и пройти процедуру оформления еще раз. А потом дождаться возврата денег на карту через три дня. Но в любом случае мероприятие это заняло всего час, а не сутки, которые можно было бы истратить в поездках. К чести Zara могу сказать, что действуют они хотя и небыстро, но вежливо, и в целом стараются.

Кстати, пока я стояла в примерочной, борясь с юбками, я слышала, что в соседних кабинках тоже щелкают камерами телефоны. А на кассе разговаривали две женщины, и одна другой говорила “мы должны добиться гармоничной коричневой гаммы, а поддержим мы этот тон серой палитрой”.

Все выполненные задания Иванушка-дурачок с гордостью показал Стелле и тут же услышал, что ни одна из этих вещей ему не подходит. Юбки должны сидеть свободнее и быть плотнее, а кардиганы наоборот быть тоньше. Стелла планирует идти в сторону многослойности и поэтому хорошо, если под них можно будет надеть, скажем, футболку и рубашку, не становясь при этом упитанной капустой.

А потом Стелла примерно обрисовала стиль и образ вещей, из которых мы сложим мой будущий гардероб. Она показывала мне очень много фотографий и следила за моей реакцией на то, что я вижу. И все, что вызывало у меня сомнения, а иногда, признаюсь, легкую оторопь, заменялось чем-то другим. Постепенно в ходе такого изучения минного поля, у меня образовался большой вагон ссылок с образцами того, что мне следует найти и примерить к следующему разу (вот оно в подборке). Исходя из наших целей выглядеть стройнее, использовать углы и четкие линии, а также добавить в образ дерзости, я буду примерять большие темные пальто, создающие под собой пустоту, струящиеся тонкие брюки, открывающие щиколотку и плотные зауженные юбки ниже колена, для создания контраста верху в удлиненных жакетах. И еще ботинки и сапоги, создающие контраст щиколотке, с целью сделать ее уже.

Кстати, у меня опять случился небольшой инсайт. В этот раз Стелла, рассуждая об обуви больших размеров, упомянула, что полезно понимать, как устроена вся обувная индустрия. Все оригинальное придумывается и шьется дизайнерами, а потом копируется множеством массовых производителей. И если дизайнерам выпускать большие размеры интересно (ну потому что мир моделей состоит в основном из высоких девушек), то для масс выгодно шить ходовые средние размеры просто в силу статистических показателей. 
Вроде бы очень понятная и простая мысль, но тут я первый раз задумалась, о том, что одежда не растет сама по себе на вешалках, ее кто-то придумывает. Специально. Имея какую-то идею и цель. Он что-то имеет ввиду! А это значит — есть логика, которую можно уловить и воспользоваться ее устройством в собственных интересах. Правда, я пока не знаю, как.

Наверное это все равно, что я рассказывала бы Стелле, о том, что фотостудии оформляются дизайнерами и имеют интерьеры в определенном стиле не просто так, а ввиду трендов и спроса. И именно поэтому несколько лет назад кругом были потертые кирпичные стены, а теперь сплошь белые дворцовые залы с лепниной. Или например о том, что фотопленка, производимая для Азии и для Европы, отличалась по цветовой гамме — в Азии палитра была холоднее, а в Европе теплее, и часто уходила в красноту. Просто потому что в Азии ценится белый тон кожи, а в Европе загар.

А еще Стелла сформулировала одну мысль, к которой я никак не могу привыкнуть. Она состоит в том, чтобы сделать будущий гардероб настолько универсальным, чтобы я смогла его использовать целый день, от песочницы до работы и прочих встреч и дел. Если же вещь потеряет вид, мы заменим ее новой, потому что изначально наша задумка — собрать недорогой набор вещей, отлично выглядящих и комбинирующихся между собой так, чтобы выполнять разные задачи. С помощью обуви, сумок, украшений и прочего. Но я пока все время думаю о заваленных грязным снегом дорогах, о дожде и метелях, о лужах по колено, о проливающемся кефире и летящем прицельно в меня футбольном мяче.

В общем, больше всего мое состояние похоже сейчас на то, что, вероятнее всего чувствует квартира на стадии ремонта. Я видела множество прекрасных домов, примерный план и макет перестроек уже есть, но ни одной банки с краской, ни одного гвоздя еще не завезли. Ведь у меня еще нет ни одной новой вещи.

Философский хвост

Постепенно до меня начинает доходить, как думать лучше всего о стиле как о понятии. Стиль я теперь воспринимаю как попытку вычленить из хаоса одну единую линию, ограничить себя некими бортами и стараться держаться внутри них. Для чего нужна прежде всего та самая осознанность, а для этого постоянный контроль за своими границами, некоторая сила внимания, фокус. Тогда будет ощущение, что ты расслышал, наконец, законченную мелодию среди шума. И сознанием стиль воспринимается как отдых — кто-то разложил бардак по полкам. Мне кажется именно поэтому человек, за которым угадывается идея, притягивает. Мы воспринимаем его как покорителя стихии.

А потом я захожу с другой стороны вопроса. Интересно, не возникнет ли у этого упорядоченного живого существа желания раствориться в хаосе, слиться с ним. Для чего упасть на самое дно и валяться там в рваной футболке, всем организмом ощущая, что он никому ничего не должен, потому что его сейчас как бы слегка не существует.

Поскольку даже самый главный покоритель стихии должен быть разносторонней личностью, пару старых футболок я себе оставлю.


Cristian Coigny

В эфире последний летний образовательный вторник. Надо сказать, что имена многих авторов, я, собственно, сама узнаю в процессе подготовки текстов. При этом условие, что я говорю о тех, кто на меня влияет, соблюдается. Несколько лет я собираю папки с мотивирующими фотографиями, не всегда располагая именем автора. И вот теперь восстанавливаю справедливость.

От Кристиана Коиньи мне достался снимок с листьями на скатерти и он уже давно лежит на моем рабочем столе. Я думаю, что он так мне важен, потому что в силу общей растрёпанности в мыслях и ощущениях, мне хотелось бы, чтобы во всем был такой же порядок - чистые тарелки и ровные складки. А заворот рулона бумаги и изгиб салфеток - это то, что я чувствую, когда вижу или слышу что-то красивое.

Автор родился и живет в Швйцарии, в юные годы жил и учился в Америке, считает вдохновляющими американских художников Эдварда Хоппера, Джорджию О’Киф или Эндрю Уайета. Что особенно приятно, он успешно работает в рекламе, которая к невероятному счастью понимает все его тонкости, а еще продает шампанское с лордом в тапках-щепках.


сайт автора


Using Format