Noell Oszvald, Francesca Woodman, Amani Willet

Noell Oszvald

Francesca Woodman

Amani Willet

В эфире образовательный вторник, вкратце для новеньких — по вторникам я рассказываю об авторах, которых смотрю, чтобы самой снимать по-человечески.

 Сегодня сразу три автора, формально ничем не объединенных, кроме того факта, что они для меня — с одной полки. 

Откуда это деление взялось, объяснить трудно, но, вероятнее всего, общая полка им выдана за минимализм и трансляцию чувства тревоги. Пожалуй, за весь жанр страшной сказки у меня отвечают именно они. И тут важно, что в этом типе сказки только один герой — главный, и все приключения он устраивает себе сам. Если уйти от метафоры сказки — вероятно, это все про одиночество и поиск в нем себя.

 Начнем с noell oszvald Noell Oszvald, об этом венгерском авторе осенью написали adme, поэтому ее в принципе уже все успели посмотреть, но, увы, тут же забыть сложное имя. Другие порталы перепечатывают один и тот же текст 2013 года, о том, что девушка год назад взяла в руки камеру, а на дворе 2016. Об авторе действительно мало информации, и самих работ тоже мало, но есть ее fb, в котором публикуется информация обо всех выставках и книгах. Еще мне кажется, что снимающим людям важно уловить мысль из ее краткой биографии, о том, что автор очень плотно работает с постобработкой. В смысле можно не пробовать повторить кадр с пробором (я пробовала, трудно!), и успокоиться тем, что отчасти картинки — нарисованы. 

 Продолжим с Francesca Woodman, американским автором прошлого века, трагической, увы, судьбы. Но бежать некуда — это классическая фотография данного жанра с этими вот иллюзорными интерьерами пустых домов, столп сюрреалистического автопортрета. Мне страшно у этого автора почти все, но я давно люблю одну ее фотографию с оттаявшим силуэтом на снегу. Если храбро взяться за этого автора, то стоит знать, что и сама Франческа не была первопроходцем, а действовала, имея ввиду например фотографов Ханса Беллмера, Кларенса Джона Лафлина и Р.Ю.Митъярда (все очень пугающие), и еще к тому же сюрреалистическую живопись. 

 Третий автор здесь вообще может показаться случайным, поскольку Amani Willet (к слову, это мужчина, в статьях часто обманывают, что женщина) это вообще-то стрит-фотограф, любящий рифмы, и особенно удачно умеющих выхватывать изображения человеческих лиц на всех возможных поверхностях. Но в рамках моей тревожной полки мне больше интересна его серия “Беспокойство” (“Disquiet”) 2013 года. В которой ничего особенного вроде бы не происходит, но вот снимок собаки, стоящей в светящемся дверном проеме всегда воспринимается мной, как самый разгар важной истории. Сложной, опасной, но очень красивой. Я сама никогда не снимаю страшное, даже почти никогда тревожное, но в рамках роста над собой и своими границами, наверное, хорошо понимать, как добиться такого эффекта, если необходимость возникнет. И как избежать, если эффект появится сам по себе. сайты авторов


 Noell Oszvald 

 https://www.flickr.com/photos/noellosvald 

 https://www.facebook.com/noellosvald 

 Francesca Woodman 

 Amani Willet 

все прошлые образовательные вторники 


Anna Williams

Снова в эфире образовательный вторник, пусть даже в праздничные дни и нет никаких вторников, также как всех других дней недели тоже нет.
Сегодня опять тема фудфотографии, дизайна, и стиля этим всем наполненного. 

Автор Аnna Williams для меня классический образец коммерческого фотографа, который всегда может вывернуться и сделать из любой заказной съемки душераздирающую чувственную правду, от которой не отвести глаз. 

Вот например сейчас она работает с Michael Kors, Martha Stewart Living, Real Simple, O Magazine, Food & Wine, Wal-Mart, Target, Procter & Gamble и Williams-Sonoma. 

Тем, кто смотрит много работ в этом стиле, наверняка видно, а тем, кто не смотрит, расскажу, что автор в свое время была ассистентом и училась у Andrea Gentl и ее супруга (то самое агентство “Голодный призрак” про еду и путешествия, о нем был выпуск образовательного вторника). 

 Но если Andrea Gentl — это такая съедобная сказка Братьев Гримм, то Аnna Williams — это скорее вдохновенное разгильдяйство. 

Сейчас автор делает большой проект под названием “The Voracity” (наверное можно перевести как “Прожорливость”), на тему потребления, голода, потребности красоты. Он объединяет множество фотографов, стилистов и художников, мне, например, очень нравятся штуки, которые они сделали в проекте “Candy Crash”, там леденцы и прочие сладости вперемешку с бижутерией и все это очень красиво эээ… разбито и помято.
Анна смеется, что очень любит, когда дома готовится ужин и вдруг наступает момент за столом, когда дети замолкают и набивают рты молча, потому что еда неожиданно для них вкусная, а потом поднимают глаза и повисает пауза в духе ”а это что сейчас такое было?”.

 И вот у меня тоже такая пауза, когда я заканчиваю рассматривать ее новые серии. 

сайт автора

инстаграм

FB 

все прошлые образовательные вторники 


Loretta

Прием, прием, в эфире предновогодний образовательный вторник.

 По случаю праздников сегодня версия выпуска в режиме лайт. Но на самом деле, все, кто работает с атмосферными сериями знает, что это чудовищно трудно — сделать доброе настроение средствами, от которых не слипаются пальцы, как от сиропа.
Вот литовский автор по имени Loretta (не путать с Loretta Lux у которой странные дети с большими глазами, а иногда и головами).

Я ее стала любить за серии с дочкой, где коса и лейка. С дочерью вообще автор делает много серий, все отличные. В них очень правильно оставлено немного воздуха, чтобы если и положить еще пару печений или там вышитых подушек, все равно бы не показалось, что перебор. 

сайты автора

 http://loretablog.blogspot.ru/2014/12/merry-christmas.html 

http://allthebeautifulchristmas.blogspot.ruhttps://www.facebook.com/fotopastele 

https://www.etsy.com/shop/allthebeauty

 все образовательные вторники 


Laura Makabresku

 Прием, в эфире образовательной вторник, сегодня во время, ей. 

 Для тех, кто только включился: по вторникам я показываю авторов, которых я смотрю, чтобы самой снимать по-человечески. Этот автор лежит у меня отдельно, в специальном отделении мозга, куда не надо заходить часто. Пару раз в год — нормально. Потому что этот фотограф мастерски устойчиво стоит на выходе из реальности. И, довольно болезненной, но все же нормы пограничного состояния. 

 Laura Makabresku польский автор, сейчас ей около 30, на момент последних интервью трехгодичной давности жила в Кракове. Автор о себе говорит абсолютно в духе своих работ, например, что начала снимать, прогуливаясь со своим любимым в кладбищенском саду. И что вещи, которые вдохновляют ее — это чувственность, темнота и смерть. Отдельным сюжетом для книги мог бы стать рассказ о том, откуда на ее снимках такое количество неживых животных. Её дед ухаживал за пожилым охотником с полным домом трофеев. Лауре позволяли играть там и отчего-то эти бывшие звери ей давали чувство безопасности. Потом они все достались ей, и коллекция до сих пор множится. 

Это все очень похоже на истории Ренаты Литвиновой, которая играла с пластинками с записями речей сумасшедших (мама была доктор). И это все было бы пугающе и далеко от фотографии, если бы не стабильность результата от серии к серии. На мой взгляд, тут фотографическое мастерство, потому что все работы крайне цельные, никогда не случайные. 

 Я любою снимок с совой и пером, выглядывающим из платья. И вообще всех этих животных мне нравится воспринимать, как оболочку после превращения. В том смысле, что, возможно, скоро назад. А весь автор для меня — это смесь Линча и Тарковского. 

 На всех фото сама Лаура и ее молодой человек, рассказывает, что снимает обычно на Зенит.

 А вообще хорошо бы кто-то из дельного фото портала собрался и взял у нее интервью, новое, наконец.

fb автора

инстаграм автора

 все образовательные вторники удобнее смотреть здесь  


Lighthouse

Откладывала эту историю до дня, когда в небе не то, что не будет солнца, а не будет даже возможности предположить, что оно там вообще может быть. И вот теперь могу помахать перед небом доказательством “смотри, как ты раньше умело”.
На снимках не просто люди, а люди — авторы архитектурного бюро с подходящим названием Lighthouse, и их дети. Все - специальной какой-то красоты.
Кстати, меня пустили потом после съемки к себе в чудо-дом, где в шкафу, прямо за пальто, нашлась витражная дверь на вторую секретную лестницу. Живут то есть люди, чай пьют, спят, а у самих Нарния.


Проект со Стеллой Клар. Бэкстейдж.

А вот небольшой бэкстейдж с наших съемок со Стеллой. Там видно понемногу всех участников Stella Clar, Марина Бесчастнова, Victor Efimov

вот к этой вот
https://www.facebook.com/olga.pavolga/media_set… 

Заодно расскажу, что сегодня в школе у Стеллы полезнейшая вещь. Вебинар на тему, как сделать наряд праздничным, для новогодних вот этих дней, когда у всех коллективные праздники, времени нет и черт его знает, как сделать красиво, не обматываясь мишурой. Там за деньги, но участникам 50% скидка на все-все курсы школы, даже большие. И дадут еще список фирм-паролей-явок для всего, о чем поговорят. Запись тоже будет. И обещают пить шампанское и веселиться еще.

 Тут подробности:
http://video.stellaclar.com/partydress-guest/… 


Tim Walker, Kristian Schuller

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(c) Tim Walker

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

(с) Kristian Schuller

  Поднимаем упавшее знамя образовательных вторников. Четверг и с пропусками, но кто считает. Сегодня зайдем со стороны фешн съемок, но на самом деле эти фотографы снимают совершенно не моду, поэтому и могут делать то, что больше никто не может. Два автора Kristian Schuller и Tim Walker — и опять такие, что не увидеть их работ за всю жизнь было нельзя, а вот имя запомнить удалось вряд ли. Оба делают сходные вещи — превращают модные съемки в сумасшедший дом. Качественный, роскошный, сложный, продуманный сдвиг по фазе, который на самом деле есть не что иное, чем выход в другую реальность, где нормы другие. Kristian Schuller заходит со стороны театра, Tim Walker со стороны сказки. Оба творят с глянцем что хотят, им покупают роллс-ройсы, привозят сотни страусиных яиц, сгоняют балерин, ягуаров, конструируют яблоки размером с голову, планеры из багетов, каждый раз ругаются, что в итоге получается не про одежду, но заказывают съемки раз за разом. Несмотря на все запределье, у Tim Walker я больше всего люблю матовую какую-то серию для Vogue “Come to dinner” с канарейками в торте и гнездами в тарелке, а у Kristian Schuller женщин в цветной пыли (и особенно контакт лист с отметкой love на нужном кадре). Я думаю, что им удается снимать, во-первых, чистую эмоцию восторга, и делать так, что мозг делает такое легкое движение вбок, как неваляшка, и потом не возвращается на базу какое-то время. Это время в принципе все, что что есть у сознания, чтобы развиться куда-то еще. 


 все образовательные вторники

 






Проект со Стеллой Клар. Финал.

Ну вот, всё, финал. Можно сказать, что работа, основной ее этап, закончена, съемка готова, можно показывать и рассказывать все подробности. 

Должна сказать, что я до сих пор не понимаю, как же так получилось, что начали мы с обсуждения съемки для героев, а закончили тем, что я сама прошла весь процесс по системе школы Stella Clar, от начала до конца, считая все верстовые столбики. Но точно знаю, если бы не прошла, не смогла бы понять, все, что нужно.

 Вкратце пересказ предыдущих серий для тех, кто не следил за ходом дел. 

 Летом этого года я в силу счастливой случайности познакомилась со Стеллой Клар - шведским стилистом, специалистом по созданию стиля, имиджа, консультантом по невербальной коммуникации, создателем одноименной школы и студии. Я узнала о Стелле около года назад и, интересуясь всеми этими темами, неожиданно выиграла небольшую индивидуальную консультацию (под названием “Кофе со Стеллой”), после чего к моей радости Стелле захотелось сделать что-нибудь вместе и мы решили, что будет интересно, если Стелла поработает над стилем нескольких моих любимых героев, а я по завершении сниму свой фотопроект с их участием.  А начали мы с меня, чтобы я увидела ход работы изнутри. В течение нескольких месяцев происходили индивидуальные консультации, я училась выбирать и подбирать одежду, и под руководством Стеллы полностью сменила весь гардероб. О процессе я делала небольшие рассказы, в конце можно найти ссылку на них. А сегодня мы показываем результаты нашей работы.

 С самого начала проекта было понятно, что не так интересна смена гардероба, как осознание человеком факта, что внешний облик больше не соответствует внутренним ощущениям. Тот момент, когда задаются вопросы, кто я собственно такой, каким я хочу быть, и знаю ли я вообще, собственно, каким. Одежда просто транслирует, как радиоточка, то, что творится на главной, так сказать, станции. И у этой станции, как правило, есть непреодолимое желание осуществлять трансляцию без помех. Чтобы звучала точно та музыка, которая выбрана, а не та, которую приемнику удалось поймать по собственному выбору. Для этого все процессы, которые в силу эволюции ушли на уровень автоматических действий, выводятся на чистую воду и можно наблюдать за ними, как за рыбками. Как выбираются предметы гардероба, почему именно эти, почему не другие, откуда взялся любимый цвет, и нелюбимый материал? Стелла называет этот процесс медитацией, в том смысле, что на какой-то период все привычные приемы должны быть взяты под контроль и, например, больше нельзя просто достать и надеть любимые джинсы из шкафа, нужно достать их сложно — ответить на вопрос, как ты их выбрал, почему, и почему не какие-то другие, сфотографировать себя в них (и во всем остальном что есть в шкафу) и трезво оценить, того ли ты от них хотел. 

 Именно поэтому на снимках я хожу со своим метровым портретом, и стою на фоне своего лица два на три метра. Так я ощущаю осознанность. На каждом шагу думать о себе, своей фигуре, впечатлении, которое ты производишь — очень неудобно, ты слишком открыт, тебя много, и кажется, что тебя все видят. К тому же требуется постоянное сравнение себя с тем, кем ты был до того момента, как услышал, что волна сбита. Но начинается все с обсуждения целей и задач. С помощью рассматривания множества картинок (прием всех проективных методик), на которых изображены самые разные люди, в самой разной одежде, и бесед на тему, кто эти люди, какие они, намечаются основные запросы. Потому что выбирая людей, ты неосознанно понимаешь, каким хочешь быть ты сам. Результаты, как правило, обескураживающее неожиданны.

 Например я по итогам этих бесед с легким ужасом узнала, что я хочу: 

 - выглядеть стройной, по возможности вообще худой; - шикарной (чтобы понять откуда это слово вообще взялось в моем мозгу, вероятно нужна работа с отдельным терапевтом); 

 - дерзкой (хотя тут нужно слово, скорее обозначающее нечто среднее между заметной и смелой); - чтобы явно читалось, что мозги у меня есть; - чтобы было понятно, что всего, чем я располагаю, я добилась самостоятельно;

 - чтобы в одежде можно было работать, а для меня это значит, что она должна быть очень практичной — на съемках я много двигаюсь (хожу, лезу куда-то наверх, лежу на полу, иногда бегаю или делаю что-то непредсказуемое, если работаю с детьми) 

 И вот какими инструментами по системе Стеллы мы стали пользоваться, чтобы эти задачи решить:

 - использовали в гардеробе по возможности углы и четкие линии, например хорошо очерченную линию плеч; - открыли тонкие участки фигуры, чтобы при сокрытии всех остальных участков они “обманывали” глаз, заявляя, что и вся фигура такова. например запястья, щиколотки, шею;

- использовали принцип многослойности для эффекта “сложности”. для чего подобрали тонкие ткани типа кашемира и шелка, которые вместе не давали бы дополнительный объем; - использовали тусклые приглушенные цвета, для возможности их сочетать; 

 - использовали яркие неожиданные детали, которые поддерживались бы и усмирялись базовым гардеробом (такой гардероб предполагает, что любая вещь сидит идеально, но сама по себе выглядит при этом безлико, “никак”); 

 - использовали для контраста рядом с тонкими участками фигуры крупные предметы одежды — например грубые большие ботинки на платформе, чтобы щиколотка и нога целом смотрелась тоньше, чем есть на самом деле. 

 Все это можно увидеть на фотографиях. 

 Есть еще две очень важных для меня вещи. В самом конце, после долгого пути, внезапно, как остров с пальмой появилась проблема. Когда вся тех.часть была подготовлена и пора было снимать, оказалось, что самостоятельная съемка себя самой в рамках этого проекта катастрофически невозможна.

 Парадокс — ради нее я на всю эту работу решилась, но невозможна она ввиду именно этой проведенной работы. Дело в том, что перед началом любой съемки я говорю героям одну и ту же фразу “можно выдохнуть, от вас больше ничего не зависит”, в том смысле, что они больше могут не думать о том, как выглядят, не нести за это ответственность, это делаю я. Но если я сама стою в кадре я обязана быть одновременно с двух сторон — все продумать, а потом войти в кадр и довериться пустому месту у штатива. После нескольких месяцев пристального довольно безжалостного внимания к себе это одиночество сбивает с ног. 

 Поэтому всю работу за меня выполнили два фотографа Victor Efimov и Марина Бесчастнова, которым я могу доверить что угодно, и которые согласились на мои варварские условия — им пришлось снимать не свою идею, слушать бесконечные просьбы “давайте пожалуйста еще такой план”, и к тому же всю готовую съемку у них забрали как ребенка, не дав даже посмотреть, что за физиономия у него получилась. В общем я им должна, потому что они сделали все идеально, и спасли дело.

 /автор фото мега портретов на фоне Дарья Гребенева/

 И еще одно главное — оказалось, что без такой финальной съемки вся проделанная работа вообще теряет смысл. Просто в силу технического устройства нашей жизни — нельзя увидеть себя во всей новой одежде разом, во таком количестве вариантов сочетаний, так сказать в 3D, объемно. После того как я отсмотрела материал, я немножко поплакала, потому что именно в этот момент состоялось перерождение как таковое, количество составных деталей стало оптимальным для того, чтобы новый механизм запустился. 

 Кажется, так в фильмах про космос показывают герметизацию в скафандре — недолгое шипение и новая металлическая новая кожа становится твоей. 

 Вообще у Стеллы, вероятно, уже закладывает уши от моих бесконечных благодарностей, но я надеюсь, что наблюдая за мной во всех наших дальнейших делах, ей все равно будет их отчетливо слышно из моей радиоточки. 

 /то, что я обещала - обо всех вещах с паролями и явками будет обязательно сделано, просто чуть попозже/ 

 / в части прически и головы вообще со мной работали лучшие люди сети салонов Cut&Color, с которым сотрудничает студия Стеллы, но об этом будет отдельный текст/ 

ниже можно найти все места, откуда можно брать нужную информацию: сайт студии, школы, блог и сообщество, где происходит вся жизнь - обсуждения, вебинары, семинары, конкурсы и прочее. и новые проекты студии — например разработка стиля для мужчин. 

 Все занятия со Стеллой Клар 

 сайт студии Стеллы Клар 

новое направление о работе со стилем для мужчин

 блог Стеллы в FB


Анка Журавлева

бекстейдж воркшопа Анки Журавлевой

бекстейдж воркшопа Анки Журавлевой

бекстейдж воркшопа Анки Журавлевой

бекстейдж воркшопа Анки Журавлевой

 Снова образовательный вторник, который не успел вовремя, но хотя бы ушел недалеко. 

 Сегодняшний автор совсем хорошо известен фотографам, а не снимающим известен тоже, просто, как обычно, без имени, потому что ее работы сопровождают внушительное количество популярных текстов в сети, и еще обложки книг, альбомов и пр. Неловкость от выбора слишком известного автора нейтрализуется тем, что это ответ на запрос о русскоязычных фотографах.

 Я узнала об авторе после публикации образовательного вторника об Олеге Оприско, мне рассказали об Анке Журавлевой в комментариях с текстом “смотрите, а вот женский вариант Олега”. 

И с первого взгляда может показаться, что авторы похожи, но если вглядеться - нет, совсем разные. У Олега я вижу уклон в сторону масштабирования идеи, так, чтобы человек становился меньше ее, и казалось, что все снятое случилось не в этом мире, в другом, с другими законами физики и взаимодействия предметов. А сегодняшний автор, как будто подглядывает, чем там занимается и как выглядит при этом человеческая душа. Ну вот мы стоим в пробке, или варим кашу ребенку или может плачем, а в животе или где там, веснушчатая девочка белье вешает. 

 У автора много коллажей (в смысле графической работы), но много и пленки без вмешательств, трепетное отношение к цвету и проработке идеи. Очень известна ее серия с летающими девушками. 

 Отдельно нужно сказать, что и сам образ автора имеет для меня большое значение - совершенно инопланетной внешности человек. Высокая, худая, с огромными глазами и металлического цвета короткими волосами. 

 Анна рассказывает, что училась в архитектурном, некоторое время была моделью, затем работала в постпродакшене на Мосфильме, занималась графикой и живописью, откуда и пришла в фотографию. В настоящий момент живет с мужем музыкантом Александром Журавлевым в Португалии. 

 Путешествует и проводит воркшопы, в основном в Европе. Ближайшие, насколько я знаю, будут в январе в Литве. И на ее сайте можно прочитать об индивидуальных онлайн уроках по обработке. 

 Советую два ее инстаграмма - один рандомно публикует работы из готовых серий, второй - ежедневный о путешествиях, работе, мастер-классах и прочем. 

 Как и с Олегом в работах автора мне важна не столько картинка, сколько сам подход к снаряду, дисциплина, выдержанность стиля, работа с идеей. Труд, в общем. 

 cайт автора

http://www.anka-zhuravleva.com

 инстарграмм один 

 https://www.instagram.com/anka_zhuravleva_arts/ 

 инстаграмм два

 https://www.instagram.com/anka_zhuravleva/ 

вторник об Олеге Оприско

http://www.pavolga.com/pavolga/65436-

все образовательные вторники 

http://www.pavolga.com/pavolga/tagged/imagine-tuesday


муза

Встретила рыжего мальчика, которого бы снимала не переставая, и еще договорилась бы, чтобы мне скопировали его, чтобы копия не росла. Правда парень после первого кадра спросил, не могут ли они все уйти, ведь мама сказала, сделаем фотографию и пойдем, и эта фотография, насколько он слышит, уже сделана.


Bill Phelps

сам автор

И снова с нами образовательный вторник. Отчего-то мне часто пишут, мол, хочется увидеть и современных авторов, хотя о классических фотографах выпусков было гораздо меньше. Вероятно, глаз гипнотизирует черно-белый формат.

Сегодня современный из современных, коммерческий из коммерческих, глянцевый-преглянцевый автор, который делает все так, как будто за ним никто никогда не стоит. 

Его работы — это симбиоз жанра тревел, фешн, фуд фотографии и еще портреты. Никуда не сбежать, он окружает со всех любимых сторон. К тому же он так складывает пары, что, кажется, можно увидеть, как прекрасно все устроено в его фотографическом мозгу. 

Отчего-то его мало знают в России, хотя он активно публикуется в Vogue, Marie Claire, Conde Nast Traveller UK, The New York Times Magazine, Fortune и Interview. И призер Word Press в категории “портрет”.

К тому же он совладелец и строитель своего кафе в Бруклине, и большой фанат мотоциклов.

Наиболее известна его серия “Волны”, где из воды видны кусочки тела девушки, и я не могу понять, собственно, почему именно эта. А еще он был участником проекта “The Impossible” по спасению производства пластин для Polaroid, тестировал новые виды эмульсии для большого формата.

Вообще, по его словам, он хотел бы жить в начале 20 века в Европе, и чтобы повсюду его окружали бы паровые суда, поезда и мотоциклы. По-моему, это желание отлично видно, если смотреть в его мозг через пары.

сайт автора


все образовательные вторники



медь и серебро

Если посмотреть какое-то количество моих работ, сразу станет ясно, что у меня есть любимые, практически архитипические вещи, которые я могу снимать не останавливаясь. Если их из поля зрения не уносить, я буду снимать пока не стемнеет, а с утра начну снова. Руки, рыбины, тесто, молоко, вода, деревянные столы, дети и красивые люди. 

Спасибо красивейшим Евгения Фарих и George Berezhnov, что давно-давно написали мне, дождались пока я доделаю барсука, а потом его немного подращу, сами за это время доделали дочку и пришли, наконец, ко мне схватить холодную рыбу и теплое тесто.


И о пуговицах. К проекту со Стеллой Клар

Проект со Stella Clar движется к съемке, новых вещей и новую голову показывать пока нельзя в интересах сохранения интереса. Поэтому сегодня расскажу о новых побочных эффектах, которые внезапно обнаружились у меня после нескольких месяцев работы над собой со Стеллой. 

Во-первых, меня преследует мучительное чувство, что все кругом совершенно не стараются! Вероятно, это от того, что выходя из дома, я пока осознаю каждую надетую вещь.
Например, у меня личные отношения с каждой пуговицей — многих носила в ателье перешивать. И с каждым карманом — многих носила в ателье отрезать. Когда я выхожу такой тщательно продуманной со своим орденом и черным пальто, мне хочется, чтобы всё кругом тоже блистало, но нет, мое Чертаново безразлично к моему празднику и орден вынужден освещать территорию в одиночестве. 

/ к слову о карманах, портниха потом положила их, уже самостоятельных, вместе с брюками, видимо, чтобы они не расставались сразу/ 

Во-вторых, хождение по магазинам одежды (большим, типа ZARA) в прежнем обычном режиме “увидел-примерил” больше не имеет смысла. Просто абсолютно никакого. Я выяснила, что весь ассортимент, все новые коллекции существуют целиком только виртуально. В магазины привозится по одной-две вещи одного размера, и большая часть исчезает оттуда через день — раскупают. Смысл имеет только увидеть всю коллекцию на сайте, выбрать нужное, заказать свой размер в ближайший магазин, оставить то, что подходит, вернуть остальное. Всех моих последних вещей просто никогда не было в физических магазинах, часть уже не продается, а часть еще не начала. Буквально вчера мне принесли пиджак, который будет продаваться недели через три. Два параллельных мира физических и интернет магазинов почти не пересекаются, у них даже разные склады. То есть, я бы просто никогда не увидела то, что сейчас ношу.

 В третьих, очень портится характер. Поскольку каждая твоя пуговица теперь за тебя, самооценка растет, как ртуть в градуснике. И вот я уже не позволила накричать на себя в детской поликлинике, вот уже больше не хожу по залам магазина — консультанты все приносят мне к примерочной, в супермаркете открывают дополнительные кассы после моего звонка и быстро ставят ценники туда, где их не нет. И пусть меня все так же еле слышно, но зато я могу повторить сказанное и три, и пять раз, пусть даже сжимая пока отрезанный карман для поддержки. 

все занятия со Стеллой Клар

А еще 17-го ноября во вторник у Стеллы стартует двухдневый курс о том, как одеваться зимой. Чтоб не мерзнуть, но не применять для спасения огромных пуховиков и шарфов, похожих на толстых удавов, отъедающих голову. Конечно после того, как мы научимся, немного ослабнет эффект весны, когда из гусениц вылупляются люди, особенно девушки, с шеями и ногами, но мы потерпим.
Тут все подробности и регистрация (два дня стоят 1699 р), говорят, что если не удобно онлайн со всеми, позже дадут запись.




Kids photographers

Начнем очередной образовательный вторник, который начался в среду. 

Вкратце для новеньких: по вторникам я публикую подборку фотографий и небольшой рассказ о фотографах, на которых я смотрю, чтобы снимать по-человечески.
Сегодня большой детский день. Меня несколько раз с начала публикаций просили показать что-то вдохновляющее для работы с невзрослыми и поэтому сегодня будет мегаблок. Хотя мой самый первый образовательный вторник был посвящен Angela Bacon-Kidwell именно с таким посылом, если ее идею расширить, то получится сегодняшняя подборка. 

Невозможно сказать, будто это детские фотографы, поскольку все авторы (кроме только Саудека) снимали своих собственных детей, и это только одна из их возможностей. К сожалению, среди огромной индустрии заказной детской и семейной съемки (в том числе, и особенно, среди конкурсной, которая меня каждый год страшно удручает), я ничего для себя за все годы найти не смогла. И поэтому ищу среди принципиально другого.
Формально у серий есть общие признаки: на снимках почти никогда нет взрослых, фотографии чаще всего черно-белые и очень контрастные, все сделано так, как будто дети остались на целой земле одни и там всегда лето, свобода и никакой опасности ниоткуда. Если сложить всех авторов и немного отжать, то вероятно сок можно будет назвать “вот так вот растет душа”. И еще там нет ничего, что говорило бы, будто детство это совсем легко. 

Alain Laboile 

Начнем с автора-флагмана. Его знают почти все, он каждый раз становится королем соцсетей на неделю-другую, после того, как следующий развлекательный сайт сделает публикацию о нем. Это очень хорошо, плохо другое: публикуют всегда одну и ту же подборку, а дети тем не менее растут, автор свой проект продолжает, новые работы все лучше. История о том, как он начал снимать, очень простая: автор — скульптор и однажды ему понадобилось отснять свои гипсовые головы. Он купил камеру и принялся за дело, попутно увлекся макросъемкой насекомых, а потом заодно и поснимал свое множество детей (сейчас шестеро), чем и занимается до сих пор. Автор с семьей живет в деревенском доме без особенной цивилизации вокруг (ну насколько это возможно в регионе Бордо Франции) и фиксирует поток жизни. Фиксирование переросло в долгий и мощный проект, масштаб которого, я думаю, можно будет оценить попозже, когда дети вырастут совсем.
На многих снимках там видна черно-белая шахматная клетка на полу, и я долго мечтала, что если когда-то у меня будет дом, сделать там так же, потому что это очень эффектный фон. А потом увидела цветные работы автора — пол оказался бело-красно-коричневым. Почему-то это важная деталь, но почему объяснить не могу.

 Jan Saudek 

Снимки с детьми автора совсем не похожи на то, что он сделал в фотографии вообще, но даже эти несколько работ отлились уже в формы, которыми пользуются вообще все. Например, младенец на руках мужчины в джинсах. Мне кажется, каждый ребенок отснят таким вот образом. Мой собственный в том числе. 


Raquel Chicheri 

Это новый для меня автор, но сразу идеально вставший в линейку образцов. Ракель испанский фотограф и фотожурналист, живет и работает в Лас-Пальмас-де- Гран-Канария.
Рассказывает, что взяла в руки камеру, чтобы запечатлеть бойфренда-серфера для журнала, а фотографом стала, когда однажды начала снимать своих детей и не смогла остановиться. 

Sebastian Luczywo

 Польский автор. Снимает своих сыновей, делая в основном трогательные деревенские серии, смешные, добрые. Но меня интересуют не они, а та небольшая серия работ, где он прекращает развлекать. 

Margaret M. de Lange 

Норвежский автор, сделавшая известную серию “Дочери”. Начала проект в 1990, но опубликовала его только тогда, когда дочери выросли и смогли решать, давать ли свое согласие на публикацию (дали). Как раз несколько дней назад эта история опять стала популярна, вероятно в связи с последней серией “Хорошей жены”, хотя на мой взгляд в этих историях нет вообще ничего общего, а как раз наоборот. 

И вот есть у меня такая мечта, чтобы немного подвернуть кое-где время, чтобы примерно сравнять всех этих мальчиков и девочек в возрасте, созвать всех авторов в один огромный дом, где лето и нет дверей и окон, и заставить снимать, скажем, месяц, не прекращая. А потом всё, можно будет успокоиться и вообще никогда ничего не делать уже, все будет сделано до следующей жизни. 

Alain Laboile 

Jan Saudek 

Raquel Chicheri

Sebastian Luczywo 

http://photopoint.com.ua/088139-semejjnye-fotografii-sebas…/ 

https://1x.com/member/cubba 

Margaret M. de Lange

все образовательные вторники 



трое с гончарной улицы

Побывала в доме, где дали сплясать на всех любимых темах разом. В который раз все кажется, что я уже снимала это всё, где-то за картонной стенкой параллельной действительности что ли. Прямо азбукой морзе оттуда стучат - шляпы, окна, черные собаки, рыжие коты, пальто, ботинки - все тебе свезли, как в прошлый раз. И свет включили опять.


Ralf Gibson

И снова в эфире образовательный вторник. Сегодня об авторе Ralf Gibson, который больше известен своими эротическими сериями, но сегодня совсем не о них.

 Из всего огромного архива автора (ему сейчас 76), я раньше знала только первый снимок с ручкой ребнка из люльки и гитаристом, а потом отправилась выяснять подробности и заподозревала, что, возможно, это фотограф, как раз с той степенью внимания к рукам, которую я взращиваю в себе. Просеяла всё наследие и пожалуйста — ручки вот они. 

 /не могу, к слову объяснить почему, но там же несколько фотографий с пуговицами, и еще несколько ног, как будто руки без одного и без второго невозможны/ 

 Автор попал профессию затейливым образом — из морского флота, куда ушел в 17 лет и откуда его определили в школу фотографии. Позже работал ассистентом у фотографа Dorthea Lange (известна своими работами, сделанными в ходе великой депрессии, все знают ее фотографию с изможденной женщиной и двумя детскими затылками на ее плечах /в конце подборки/). 

 Несколько лет был ассистентом (и оператором) у фотографа Robert Frank (наиболее известна его серия “Американцы”). Вместе с ним же снял фильм “Me and my brother”. А еще, не знаю, почему это важно, но отец Ральфа был ассистентом режиссера у Хичкока. В 60-х годах автора пригласили в Magnum, и он даже поработал там немного, пока не решил уйти, заявив, что репортаж — это не его сфера. 

 Мне лично очень нравится его рассказ о том, почему он занимается искусством. В юности ему довелось испытать яркое переживание: однажды направляясь домой, он увидел, что на траве, в ветках кустарника спит полуобнаженная женщина, и не смог оторвать глаз от переплетения теней на ее коже. Он подходил все ближе и ближе, пока не обнаружил, что смотрит на белый камень в кустах у дороги. Значит, решил он, всего несколько лучей света и тень могут создавать впечатление, опираясь только на фантазию зрителя и впечатление это может быть безгранично сильным. 

 сайт автора 

 работы Dorthea Lange 

и ее же еще 

 работы Robert Frank  

все образовательные вторники 



С листа

Надо смахнуть родительскую слезу, реквизит мне придумал недодвухлетний сын. В темноте ушел с площадки и принес гигантский треснутый тополиный лист. Потом до сна и каши с ванной обирали газон под фонарем. 

А герои живут далеко-далеко, так далеко, что пока я пишу, они уже пожили вперед и знают что там.


Gregory Colbert

Продолжаем образовательные вторники. 

Опять испытываю чувство неловкости, будто показываю всем Рембрандта или рассказываю о Пушкине, но на деле выходит, что все же с именами и подборкой работ бывает хорошо увидеть даже известных авторов.
К тому же, Gregory Colbert из тех имен, которые знают чаще фотографы и галеристы, а людям, не связанным с фотографиями обычно достается только календарь со слонами и опять же картинка на десктопе без подписи. 

Вот восстановлю справедливость, потому что автор для меня аванград отряда работы над идеей и самодисциплиной. Биографию его можно прочесть на сайте, а выжимкой будет так: сначала он занимался социальными проектами, потом провел первую фото выставку “Волны времени” в 1992 году, а когда она не обрела большого успеха, взял и уехал на целых десять лет осуществлять свой огромный замысел по всему глобусу.

В Намибию, Бирму, Индию, Эфиопию, Корею, Кению и еще бог знает куда. Чтобы снимать там животных и людей, имея в голове идею глобальной серии, рассказывающей о возможности их сосуществования. А потом грянул выставкой “Пепел и снег”, представив весь накопленный материал, создав при этом новый вид выставочного зала “Кочующий музей” — специальный сборно-разборный шатер, который возится по странам, и в котором показываются фильмы и фотографии, с использованием разных мультимедийных штук (этого всего до него в 2002 никто не делал). И все — он классик.

 Где он 10 лет брал средства, частные спонсоры, но кто? Как всё это сделано технически? Дрессировка, монтаж? Об этом автор не говорит. Но нигде нет и информации, что животных обижали, что очень радует. 

 Критики в его адрес было достаточно, что мол всё ненастоящее, и звери людей обычно едят. Но ее все же было меньше, чем всемирной любви. 

 По-моему, он образец, во-первых, кристаллического минимализма (если можно так сказать о том, кто снимает слонов и китов). Он — как будто Fan Ho только со зверями. А, во-вторых, виртуозного гибрида расчета (все выверено до миллиметра, всегда запредельно идеально) и спонтанности (попробуй отдрессируй рысь).

 Для меня это даже не фотография в полном смысле, как я ее понимаю, почти графика, иллюстрация. Но в данном случае это вообще не важно, важен подход, бешеный труд и мощь —так организовать пространство, что и слоны с ягуарами строятся. И все время помню — десять лет делал и никому не показывал, десять лет.

 В подборке у некоторых снимков есть кадры бекстейджа, и это хоть немного приоткрывает завесу, и успокаивает — все же нет, звери не нарисованные. 

А самый мой любимый кадр — журавль под зонтом, сейчас дойдет до стула со своим именем и усядется дождь пережидать. 

сайт автора 

все образовательные вторники



когда еще было светло

Скоро кончится октябрь, от лета уже дальше, чем от зимы, покажу разом хоть и по кускам часть того, что все равно не успею показать целиком. И хотя я снимала всю весну и лето как сумасшедшая, все равно смотрю на открытые окна и свет, и думаю, нет, надо было вообще прибить себя там, в лете этом.


Kyle Thompson

Начинаем трансляцию образовательного вторника. Сегодня молодой сумасшедший на всю голову автор по имени Kyle Thompson  из Портленда, штат Орегон.
Ему 23 года, состоит во французском агентстве VU

Жанр, в котором он работает, бушевал особенно сильно года два-три назад, и, в основном, насколько я знаю, в нем лучше освоились женщины. Возможно, потому что они больше склонны к полуживым, пугающе странным автопортретам. А Кайл из этого правила исключение. Как ни странно, но самая популярная фотография из всех его серий — картинка с красными шарами, которая совсем не похожа на то, что он обычно делает. 

Автор отчаянно и самоотверженно ищет фактуру, ездит с друзьями по заброшенным городам, свалкам, затопленным подвалам, промзонам, мерзнет в ледяной воде, лезет в ржавые трубы, все по-честному.

 Для меня он отличается от всех тем, что возникает стойкое чувство, как будто на каждой фотографии запечатлен момент его ухода из жизни. Но это не трагично, потому что создается впечатление, что жизней у него много. Такой вот альбом о финале каждой. Худой, длинный, с вытянутым лицом, ну что поделаешь, ангел и все тут. 

И еще я все не могла поймать кое-что, а потом поймала - любая работа могла бы быть быть кадром из “Сталкера” и из них обоих смысл никуда бы не делся. 

сайт автора 

 fb автора 

все образовательные вторники 


бумажные птицы и проход в спину

Это в том самом фильме о Рерберге есть место, где он рассказывает, как его выгнали с какой-то учебной работы, где он вместо нормального плана героя взял и снял его со спины. Его отчитали, потому что он нарушил все правила и вообще сделал в глазах комиссии нечто идиотское. А я, говорит он, видел же, что проход в спину скажет о герое больше.


о сканировании пленок

Наконец дошли руки показать разницу между планшетным и пленочным сканерами. 

 До этого сентября я все свои пленки сканировала на планшетном Epson V700, приспособленном для скана широких и узких пленок, и меня все в целом устраивало. Хотя я, разумеется, знала о существовании пленочных и о том, что разница в качестве есть и большая. 

Но, нормальный сканер стоит, как самолет, а в лаборатории сканируют обычно по кадрам, и тоже выходит дорого, потому что я хочу располагать сканами всех кадров, иногда невозможно по контактам решить, какой пойдет в работу. Поэтому, чтобы не расстраиваться, я никогда не пробовала. 

 А вот в этом году, у Среды появилась опция скана пленок и цены там сносные, поэтому отнесла и теперь трудновато будет забыть о разнице. В подборке кусок обоих сканов, там видна разница качества зерна. Заодно покажу разницу между своими сырыми пленочным сканами и их обработанным вариантом. Чтобы продемонстрировать ошибочность мнения, что — все, что на пленку снимается в обработке не нуждается, пленка сама творит чудеса и фотошоп нужен только цифре. Пленка сама по себе всегда была таким же исходным материалом как теперь файлы — то, что автор хотел получить в результате делалось таким же фотошопом только ручным - в проявочной комнате, и при печати. 

 /почти все здесь снято на ilford delta 400, иногда 3200/

о скане пленок 

подробно о киношных пленках 


6, 7, 8 занятие со Стеллой Клар

Продолжаю писать о занятиях со Стеллой Клар в рамках нашего проекта.

 Вкратце для тех, кто присоединился недавно. Вместе со Стеллой Клар — шведским стилистом мы начали серию занятий по формированию стиля для меня и еще нескольких героев, по ходу работы я делаю записи, чтобы можно было понять, что происходит внутри этого процесса. По окончании я планирую сделать съемку, в которой попробую показать суть и практический результат процесса поиска стиля. В моих записях обычно две чаcти: практическая и, скажем так, философская.

Сначала практика: 

 За прошедшее время у нас состоялось три занятия. Одно было посвящено обсуждению будущих перемен с волосами, второе касалось техники макияжа и выбора косметики, на третьем мы обсудили все мои новые вещи, чтобы понять, к чему мы уже пришли и куда двигаться дальше. Начну опять с конца. Стелла оценила всю собранную базу (см. занятие 5) и сейчас в планах — усложнить ее и дополнить новыми цветами. Поскольку предполагается, что все они будут тусклыми, у них есть отличные шансы сочетаться без труда. Сейчас вся база — черная и серая, а добавятся темно-синий, темно-зеленый, бордовый и пр. И моя задача заставить себя игнорировать привычные цвета, выбирая только новые. 

Цветными будут перчатки, шарф, шапка, стеганый тонкий пуховик под пальто, и вещи, дублирующие базовые — кардиган и юбка. Снова открытие! Оказывается, это уже вошедший в силу тренд — чтобы было теплее, под красивые пальто ( и даже кожаные куртки и пиджаки) можно просто надевать тонкие пуховики. Мужчинам тоже (фото в подборке). Кстати, когда я, обрадовавшись, что мое новое пальто можно будет носить и в снегопад, засыпающий Москву в октябре, пришла в магазин, то у зеркала нашла девушку тоже с пальто в пакете, которая посмеялась “и вы в той же теме”. А теперь я вообще вижу такие куртки под пальто на очень многих прохожих.

 К слову про пальто. На моем главном пальто изначально были пришиты блестящие круглые металлические пуговицы, и решено было их сменить на простые черные. Потому что пальто должно быть универсальным и сочетаться со всем, что я захочу под него надеть. Оказалось, что поиск простой черной матовой пуговицы нужного размера с 4 дырочками, и ободком — сложное дело, фантазия создателей пуговиц сильно прогрессировала. Им сложно делать скучные, они рождены настоящими художниками. 

 о стрижке 

 Занятие о стрижке (и окраске) проходило так: Стелла показала мне несколько фотографий, чтобы сориентироваться, какая форма и цвет устроили бы меня и указала на несколько моментов, которые будут работать на мои задачи, поставленные в самом начале — например, открытая шея и косой пробор с челкой сделает фигуру более вытянутой (пробор! фигуру!). А потом Стелла стала задавать мне вопросы, которые лично я хотела бы слышать от каждого парикмахера, но на деле никто никогда мне их не задавал. О том, как волосы лежат, если их не сушить феном, какая их естественная структура и цвет (и еще нужно было сфотографировать волосы без укладки). Удобно ли мне их укладывать, и если нет, то что именно неудобно и почему, и какой объем мне нравится. Подробно, с примерами — десятком картинок.
И вот теперь меня отведут в волшебное место, где про меня все будет известно! 

 макияж 

 На встрече о макияже было самое интересное. Стелла показывала на себе приемы, и рассказывала о том, чем и что делается, какой эффект что дает и что она рекомендовала бы мне, исходя из моих задач. Очен забавно, но Стелла говорит, что самая больная и кровавая тема в России — это брови. Почему-то у нас принято делать их тонкими и изогнутыми, тогда как везде считается, что широкие — наоборот создают эффект молодости и свежести. Когда мы учились их правильно делать, я думала, разумеется, только о сказке “Морозко” и потом немедленно Стелле показала момент про “мамаш, ты ей брови замажь”. А еще я снова вызнала сто тысяч секретов, которые, кажется, можно было бы вывести обычным логическим путем, такие они простые. Но никто о них не знает! Например, о том, что цвет для бровей нужно выбирать тот, что максимально похож на цвет тени, падающей на лицо от волос или руки.

 Итого: следующая остановка — стрижка и дополнение базы цветными вещами.

 Философский хвост: 

 Всю ту работу, которую мы делаем сейчас со Стеллой, я продолжаю считать в большой степени терапевтической. Потому что самые простые вещи от поиска длины челки, до выбора цвета пуговиц, постоянно отправляют тебя к границам себя самого с донесением. И пока гонец скачет, ты выясняешь, насколько ты вообще широк, где кончаешься, и высокий ли забор на твоей границе. Сдвигается ли он, почему стоит именно в этом месте, можно ли подкупить пограничников?

 К примеру, большого усилия воли мне стоило выйти на прогулку с сыном в хорошем пальто, брюках и обуви. Желание сберечь одежду оплачивалось обычно тем, что я плохо ощущала себя собой, предпочитала не видеть себя в зеркале магазина и стеснялась попросить помочь спустить мне коляску с лестницы. Не могу сказать, что на все прогулки теперь я вывожу себя так, чтобы себе нравиться, но на часть из них — уже да, и, кстати, коляску в последнем случае мне помогают спускать уже безо всяких просьб. И грязь на ботинках я уже не воспринимаю как трагедию, даже кефир на брюках — спокойно. Грязь отмывается, кефир отстирывается. 

 Также оказалось, что, увы, работать в новой одежде я не могу, я сделала несколько попыток, но, увы, струящиеся и шелковые вещи плохо держаться на том, кто постоянно ползет, бежит, залезает на табуретки, наклоняется и таскает кофры. Выяснилось, что для работы мне нужно что-то вроде футляра, о сохранности в котором я могу не думать три съемочных часа. Психологически в процессе работы я не ощущаю себя собой, меня как будто бы нет — я тот, кого я снимаю. А собственное я очень отвлекает от работы. И еще о стыде. 

Есть парадокс (я уже упоминала о нем) я испытываю некоторую неловкость неясной природы, публикуя записи о ходе нашей работы. Поделившись со Стеллой этим, я услышала, что, оказывается, это общее место, часто клиенты ее просят нигде не упоминать о том, что работали с ней, многие просто тщательно скрывают или отрицают, что работа вообще велась. Публичные записи ведут единицы, основная масса наблюдателей за чужими публичными процессами не подает голоса, но втайне следует рекомендациям, данным для других, несколько перекраивая их под себя. В целом это объяснимо и понятно, вероятнее всего мозг воспринимает проблемы с внешним видом как недуг. И следовательно того, кто помогает с ним справиться — как врача. Кто же рассказывает о лечении, это неприятно и неприлично. 

 Но, мне кажется, подвох в том, что это иллюзия, такая работа скорее похожа на образование, выяснение того, о чем раньше не знал. По-моему, предположение о том, что у людей есть врожденное понимание о подборе правильной одежды — это ложный посыл. Разумеется, у всех есть предрасположенность к разным вещам, и вкус формируется с течением жизни, но без специальных усилий это никогда не происходит. Путь перебора вариантов — усилие, путь чтения модных журналов — усилие, просто осознанность, формулировка — что я хочу, кем я хочу быть, и, наоборот, кем не хочу — усилие.

 И получается, что игнорировать факт прикладывания усилий — нелогичный и сильно осложняющий жизнь ход. Все равно, что скрывать, что ты читал книги и таблицу умножения тебе пришлось выучить, вместо того, чтобы с ней родиться. К тому же, не знаю как другим, но мне очень важно рассказать кому-то еще о том, что такая таблица в принципе существует и способна сделать жизнь проще и радостнее. И заодно к слову о таблицах. 

Кто спрашивал, в школе Стеллы сегодня 15 октября в 20.00 состоится бесплатный вебинар на тему формирования базового гардероба: “Шкаф полный, надеть нечего».

 Вот здесь регистрация: 

 http://stellaclar.com/web_shkaf_polnui_user/ 

 весь проект со Стеллой Клар


кино про кино

Вот среди этих фильмов о работе операторов, есть лента “Рерберг и Тарковский: Обратная сторона Сталкера”. Режиссер Игорь Майборода

 Там много материала о фильме, в том числе мысль, которую я раньше еще не думала, а теперь думаю не переставая. Известно, что сценарий переписывали девять раз, а весь материал переснимали три.

 Но то, что перед съемкой первой версии предполагали снимать на натуре в Таджикистане в предгорьях Тань-Шаня, на разработках старых китайских шахт в Исфаре, я, например, не знала. 

Все было готово, но случилось землетрясение и место сменили на Запорожье, на окраину металлургического завода, но скоро выяснили, что там снимать вредно. И в результате выбрали среднюю полосу (чтобы кусты, деревья и орешник) и заброшенную электростанцию.

 Участники группы говорят, что Тарковского с самого начала тянуло в среднюю полосу, потому что это его фактура, силу он брал из детства, из всей той природы, которая снята в “Зеркале”.

Что именно со сменой натуры началось разрушение первоначальной линии сценария, в котором Сталкер - гад и мародер. А с каждой сменой места съемки он менялся в сторону мессии. Потому, мол, что натура и литература связаны. 

 И вот то, что место, и, к примеру, орешник, переделывает уже готовый текст на полностью противоположный меня завораживает. Ну и про создание кадров в “Зеркале” там тоже нужно смотреть, где про придумывание дома, откуда видно пожар. Не знаю, как у других снимающих, у меня этот кусок по скриншотам отснят и лежит в отдельной папке, и узнать, как они его сделали прямо в головах - вечная батарейка и единый проездной на сто лет.

про смену натуры с 55 мин 

 про дом из “Зеркала” с 1:17

upd: а еще, что женщина с курицей и сережками - это жена Тарковского не знала. и что она хотела быть вместо Тереховой - тоже. и еще вместо Фрейдлих.



рыбы бы

Есть в Москве одна хорошая студия, набитая морским реквизитом по горло, включая настоящую лодку, сети, весла, маяки и якоря, компасы и капитанский бушлат. Все очень яркое, использовать это многожды невозможно, поэтому обычно все сдвигается в дальний угол и я работаю только со стенами, полом и светом, как на этой съемке. 

Но вот недавно я принесла в зал рыбу и угол перестал быть бутафорией на все то время, пока чувствовался запах. Эскпеллиармус. 

Using Format