Michel Vanden Eeckhoudt

  Прием, прием, в эфире образовательный вторник. Сегодня бельгийский автор Michel Vanden Eeckhoudt, один из основателей французского фотоагентства VU (европейский вариант Магнума, назван в честь легендарного журнала 20-х годов). 

 В основном этого автора знают по сериям о собаках, и о людях с животными в зоопарках. Почему-то считается, что его фотографии смешные, но лично я этого в его работах не вижу, а вижу, наоборот, и зверей, и людей на краю пропасти, ее не видно, но предполагается, что она уже за углом. Но, правда, для меня это всегда показатель хорошей фотографии в силу особенностей восприятия - чтобы чувствовалось нечто большое за кадром, идея человека или животного вообще, возможности их контакта. 

На мой взгляд, Мишель очень ловко выискивает больную точку и строит вокруг нее всю композицию. И для этого ему не нужны люди или звери в крови, в кадре иногда и вообще живых-то нет, как, например, с колеей, а зритель ревет. Или хочет зареветь. 

 Автор издал 12 книг, помимо звериной темы, с которой он работал с конца 70-х, он снимал и социальные серии об иммигрантах в Бельгии и рабочих на производстве, сотрудничал например, с газетой Liberation. К сожалению, после долгой болезни скончался в марте этого года. А вообще с животными, конечно, высший пилотаж так работать, чтобы было видно, что они у нас здесь вроде заброшенного Руматы, все понимают, но сделать с нами ничего не могут. 

портфолио автора в агентстве VU 

 все образовательные вторники 


Pedro Luis Raota

Продолжаем образовательные вторники, сегодня, наконец, попадаем в календарный.

 Этого автора я долго любила за одну фотографию с мячом и мальчиками, теперь еще вот прибавлю в иконостас и монашек с кроликом. 

В целом для меня работы Pedro Luis Raota — это небольшое пережатие педали “еще” в проявочной, слишком большое разведение по углам черного и белого. Для меня он очень прямой и концентированный, но именно это его отличительный знак, и он сделал фотографа из самой деревенской аргентинской деревни, какую можно представить, известнейшим автором, призером и медалистом, кубкодержателем всего и вся. 

Призовой водопад начался, правда, не сразу, а спустя нескольких переездов по стране и странам, и в ответ на упорное участие во всевозможных конкурсах. 

И как хорошо, что он не сдался, и как жаль, что совсем мало жил, 1986 году его уже не стало.

 /надеюсь, что это как раз будет хорошей иллюстрацией к будущему тексту про обработку пленочных сканов, который когда-нибудь я уже доделаю/ 

сайт  автора 

прошлые образовательные вторники  


Larry Towell

 В эфире образовательный вторник, который сполз на четверг. Сегодня опять автор, который именит, и, с одной стороны, неловко о гигантах, с другой — они обычно лежат у многих по папкам безымянной картинкой-другой, а когда можно, наконец, узнать автора, то где-то сдвигается стрелка в направлении “уже гораздо лучше”.

 Larry Towell — боец агентства Magnum, вырос в Канаде, в юности зарабатывал фолк-музыкой, после увлекся фотографией и в основном известен социальными и сериями о войне в Никарагуа и Сальвадоре, о Вьетнамских солдатах, об экологической катастрофе на Аляске, и книгой “Палестинцы”.

 Но сокровище — серия про его семью, и история о поселении меннонитов в Мексике. Если не знать года его рождения, можно снова кивать на то, как хорошо с фактурой было раньше. А если знать, что он родился в 1953 году, в Magnum с 1993, а серии в этой подборке сняты с 90-х по 2000, то уже и не покиваешь. 

 И еще очень важно смотреть его снимки на секунду дольше, чем привык, он иногда прячет детали, и когда их все же видишь — как будто в твоей квартире внезапно обнаружилась новая комната, и большая. 

В кадре с ребенком в огурцах есть белая рука снизу, повторяющая изгиб ног мальчика, в кроне дерева в отражении стекла —лицо женщины, в кадре, где мать целует мальчика на столе — очки и их тень, а на мостках с собакой не кот, а енот.

 Стоит обращать внимание на подписи, потому что автор думает, что записывает факты, а на деле стихи, конечно: 

 Ann Towell kissing Noah Towell on the kitchen table when the western sun comes into the only window that faces the setting sun 

 Чаще других снимков я всегда смотрела на девочку в платке за столом, и думала, что это прямой кадр из финала Сталкера, но только сегодня отправилась сверять /в конце подборки/. Вероятно, есть все же общая вселенская палата мер и лучших кадров, а у некоторых есть туда доступ. Потому что Тарковский, понятно, снял это раньше, но и Larry Towell в поселении меннонитов не занимался постановкой, хотя Сталкера мог видеть. 

 Хочу, как обычно в общем, в палату мер. 

 портфолио автора в MAGNUM PHOTOS  

прошлые образовательные вторники




Проект со Стеллой Клар. Первая съемка. Стелла

Все, наконец, можно сказать, что съемочная часть проекта со Стеллой Клар началась. Начали, как и положено с титульного листа, с заглавия, с автора системы. Прежде всех героев, как самый смелый, пусть будет тот, кто все это придумал. В отличие от книг, автор здесь должен быть на первой странице. 

Мне очень хотелось провести Стеллу через весь съемочный процесс, и через студийную работу и через стихийную уличную съемку с поиском света и фактуры, через выбор кадров для итогового материала, через превращение фотографий в художественное кино, через сбор серии, чтобы показать — мы заходим с разных сторон одних и тех же процессов — осознанности и выбора, какими быть. 

/ и еще, как я благодарна Стелле, что она мужественно доверилась, и согласилась не использовать, например, украшения, которые были просто прекрасными (там были черные лаковые жуки! и еще прекрасные какие-то золотые узлы!), смогла легко отказаться от массы красивых вещей для того, чтобы ничего не отвекало от лица. на следующих съемках деталей будет очень много и отчасти в них даже будет суть. а в этот раз суть в другом/

весь проект со Стеллой Клар



Clayton Austin

Сегодня образовательный вторник с отдачей давних долгов. Я уже пару раз упоминала Клэйтона Остина, пришло время, наконец, объяснить, почему он единственный коммерческий автор, к которому я приросла как ракушка к днищу, и много лет смотрю, расплющив нос, как он двигается на край света.

 Поэтому подборка сегодня будет масштабная.

 Когда я только искала направление, высматривала, за кого бы зацепиться, в череде других авторов, работающих с парами и свадьбами, мне попался Клэйтон Остин. И на первый взгляд он ничем особенным от норм жанра не отличался, но на год или два стал практически единственной моей едой в профессиональном смысле, настолько, что я боялась кому-то о нем рассказывать, мне казалось — это мой личный источник. 

 Сейчас он снимает несколько иначе, а начала я его любить за ретро стилизации — все мужчины в серых кепках в клетку, женщины с накладными ресницами, стоят возле какой-нибудь ржавой железки где-то в пустыне, всех заливает небесный свет, и глаза их закрыты. Смысл смещен с пары на идею пары, на явление чувства как такового. И еще миллион деталей, создающих воздух. И все, для меня прояснились цели, я захотела снимать идею пары, идею ребенка, явление вообще. И, воздух, много такого воздуха. 

 / в подборке работы от конца к началу, то есть от того, что он снимает сейчас, к тому, что было/ 

 Несколько хороших историй о нем. 

 До 30 лет Клэйтон был пожарником, и еще, кажется, парамедиком. А потом уехал в отпуск с фотоаппаратом, наснимал там цветов, чтобы не сдохнуть от количества увиденного страха и ужаса на службе, а потом решил, что больше пожарным не будет. И продолжил снимать. Сейчас живет в Техасе, ездит по всему свету, стоит дорого, и достать его почти невозможно. 

 В 2010 году сделал отличную серию: взял фургон, запихнул туда старое пианино, и поехал в съемочный тур по Техасу, и туда же взял воркшоп. Месяц снимал пары с этим пианино, учил студентов, а потом спалил его к чертям, что тоже, разумеется снял. 

 Его первый блог с архивом всех ранних съемок все еще открыт для просмотра. И там можно лично убедиться, с какого нуля он сам себя растил, и с какой бешеной скоростью это делал. В мае 2009 еще лежит беспомощный ужас с наложенными текстурами, пережжеными цветами и людьми в дурацких позах, в марте 2010 уже полностью готовый автор. И важен сам факт того, что архив открыт.

 Сначала меня дико раздражал его текст на сайте, и то, что со сменой дизайнов он не менялся. Всегда одно и тоже “любовь — птица, дайте ей пространство, а когда убедитесь, что нашли ее, звоните мне — я сфотографирую”. Просто глаза прилипали к сладкому сиропу, но именно от того, что текст не меняется, я начинаю подозревать, что он упорно, дико, изо всех сил верит в эту идею и, может быть, не так уж не прав. 

 А вот самое интересное. В 2011 он приезжал снимать русскую пару в какой-то маленький городок. Когда он анонсировал эту серию, я размышляла — ну вот сейчас и выяснится, что это не у нас тут фактура такая, а это мы сами тут просто не умеем снимать, сейчас на нашем материале он сделает свой уровень пустыни с небом. Слава богу, нет, не сделал. Можно спокойно мечтать о фактуре. 

сайт 

блог 

старый блог с архивом 

съемка в России 

небольшой бекстейдж и пара слов о съемке в России, смотреть, признаюсь, несколько стыдно  

другие образовательные вторники






проект со Стеллой Клар. занятие №5

Начну с конца. Теперь у меня есть такое пальто, которое просто фактом того, что оно лежит в бумажном пакете в другой комнате, делает меня какой-то другой. У меня есть еще несколько новых вещей, но я не достаю их из упаковки, не вешаю в шкаф и не считаю пока своими — держу их на орбите, чтобы потом разом сжечь немного атмосферы и собрать из них новую себя. 

 Когда я только начала узнавать о системе Стеллы (спасибо Алина Фаркаш!), я не верила, что можно находить в разъездах по магазинам, поисках, примерках, покупках, возвратах вещей что-то кроме тоски и желания застрелиться. И действительно ничего другого там найти нельзя, но, оказалось, что это только до первой вещи. Она просто запускает начало сборки. После чего ты больше не ищешь юбку или брюки, ты собираешь дары, извините, смерти. Только все вместе они превратят тебя в кого-то, кем тебе всегда хотелось быть. Поэтому очень, очень хочется найти бузинную палочку, в смысле правильное, платье, и сложить с остальными находками. Просто без платья откладывается встреча с самим собой. 

Трудно описать степень невероятности нашего пятого занятия, потому что Stella Clar не улетела домой и предложила провести наш урок прямо в открытом космосе — вместе в магазине. Нужно оговориться, что Стелла, конечно, не ходит с подопечными по магазинам, а учит их справляться самостоятельно, в этом-то в общем и смысл. Но мне дико повезло быть частью проекта, поэтому в черную неизвестность меня отвела за руку сама Система. Более того, Система оказалась к тому же, в продолжение сказочной темы, Гарри Поттером. И еще немного Холмсом.

Задача была показать мне, насколько люди (например я) игнорируют вещи, которые им нужны, забывая все подборки с образцами, инструкции по примерке и указания на возможные ловушки. Просто не видят их. На самом деле срабатывают стереотипы поведения, люди за жизнь формируют устойчивое мнение насчет того, какие вещи им подходят, исключая для себя возможность других вариантов для экономии ресурса. Мозг не может находиться в состоянии постоянного поиска нового. Но если положение дел в настоящий момент не устраивает, проторенные дороги однажды все же придется перекопать. В моем случае следовало копать в направлении брюк и пальто, да что там — можно было их смело взрывать. И вот мы заходим в магазин, Стелла очень быстро, я не успеваю заметить как, выбирает несколько пар брюк и пальто, не спрашивая, конечно, моего мнения. Начинается магия, я беру первые брюки, которые я никогда бы не взяла с вешалки сама, они выглядят как-то странно, довольно тонкие, а я всегда выбирала те, что выглядят вырезанными из картонки — мне хотелось силуэт /плачет/. И еще чтобы были четкие линии, и еще размера на два больше, чтоб уж наверняка. Конечно, эти новые странные не налезают, я издаю жалобный, но и немного торжествующий стон в том смысле, что ведь было очевидно — не подойдут. А Стелла смеется, делает два незаметных движения и брюки садятся. Оказывается, стоило их опустить на бедра и завернуть снизу. И все — с ногами происходит нужная иллюзия. 

 А потом была встреча с тем самым пальто. Да, до него было несколько других, но всё это были компромиссы и проходные варианты, а когда я закричала “я теперь белый офицер! и камбербетч!”, Стелла сказала — оно. И вот — кругом появились моря правильных брюк и пальто. Скоро магазины перестанут быть для меня комнатой с горой золотых кубков, среди которых только один волшебный, а я все никак не могу его отличить от остальных. Нет, кругом будет все, что мне нужно, но только когда я пойму, что именно. 

 В этом походе важными я считаю два новых подсмотренных навыка. Во-первых, если трудно ориентироваться в магазинах (пока нет опыта и твердого знания), то нужно выбирать себе только одну цель (максимум две), например: “сегодня ищу только белую рубашку”. И включать своего рода тоннельное зрение, яростно отсекать из зоны фокуса все лишнее. Искать, словом, только среди грибов, не отвлекаясь на ягоды, и уже тем более рыбалку, или охоту на кабана. Обычно нам жаль времени и мы стараемся увидеть все разом, решить сразу несколько задач. Это потому, что многозадачность — такой навык современности, и пользуемся мы им виртуозно. Для неопытного покупателя такой подход означает смятение и ненужные траты, лучше заставить работать этот навык на одну цель — сегодня ищем только ботинки, только определенной формы и цвета, за определенную сумму. 

А еще, кстати, если всё правильно сделать изначально, то не нужно будет тратить энергию на то, чтобы решить, с чем носить такие ботинки, потому что создана сетка-матрица для поиска, куда включены только взаимоподходящие вещи. Признаться, для меня самой это все сродни урокам иностранного языка, но я верю, если один раз выучить его, и часто практиковаться, то я смогу решать задачи уже совершенно другого уровня. После такой тренировки я смогла двумя днями позже вычислить еще одну пару правильных брюк, второе пальто, ботинки и юбку. Теперь у меня есть начало минимального базового комплекта (оно в подборке). Но, конечно, я в процессе наделала в том числе и ошибок, ввиду чего вынуждена была ездить и возвращать некоторые вещи назад. К слову, раньше я ни разу не делала возвратов, несмотря на то, что понимала — вещи мне не подходят. Каждый раз надеялась их как-то переделать или докупить к ним еще(!) что-то, что их скрасит. Ну и понятно, чем все заканчивалось.

 Второй подсмотренный навык — взаимодействие с консультантами. Стелла умеет с ними коммуницировать так, что они выстраиваются по росту и поют торжественную песню. Просто потому что она говорит громко, внятно, и предполагает, что эти люди здесь находятся для того, чтобы делать то, в чем у покупателя имеется необходимость. Находить товар, подбирать размер, оформлять возврат, предлагать варианты решения разнообразных задач, и при этом быть приветливыми и вежливыми. И если говорить громче я в своих самостоятельных походах смогла, то убедить себя в том, что консультанты в зале обязаны мне помогать — пока нет. 

 Хотя через несколько дней, мне нужно было найти юбку, времени, как всегда, было мало, магазинов много, а сил просто отрицательное число. Поэтому я, наконец, сдалась и решила подключить “ресурс консультанта”. Я останавливалась при входе в магазин, находила продавца, задавала вопрос и дальше просто наблюдала, как его мозг работает на меня. Вместо меня он мысленно перебирает каталоги, систему развески в зале, сверяется с наличием размеров, цветов и тканей. Потом ведет меня к нужной точке, или не отводит, потому что заказанной вещи нет. То есть просто подключаешься к работнику магазина, как к системе поиска и нагугливаешь себе свою вещь! А главное, я заметила, что если консультант не знает ответа на вопрос, он испытывает дискомфорт, мне даже показалось, чувство, близкое к стыду, как будто он не справился со своей работой и будет наказан. Значит само устройство магазинов предполагает подобное взаимодействие с покупателем. А своими самостоятельными бесконечными бессистемными поисками я как будто забывала включать эскалатор и шагала по нему, как по обычной лестнице. На стопервый этаж. 

 А еще, как я уже говорила, Стелла не только Гарри Поттер, но и Ш. Холмс. Мы пили кофе и рассматривали прохожих, я приставала с вопросами, и в основном ответы Стеллы касались того, что каждый выбирая, что надеть, имеет ввиду нечто, какой-то образ того, как он выглядит. Конечно, увы, реальности он соответствует редко. Это вообще трудно — увидеть себя объективно (в силу разных болезненных причин, потеря той самой осознанности в целях облегчения жизни). И вот Стелла в три секунды распознает, какая задумка была изначально, и почему получилось то, что получилось. Мгновенно, по заколке или ремешку часов, обуви, челке — складывает все вместе, и пожалуйста, убийца - дворецкий, то есть заколка. 

 И вот теперь до меня начинает доходить, что человек склонен при выборе образа цепляться, как троллейбус за провода, за какую-то большую идею — кто-то известный, герой книги, фильм, целая эпоха, и можно, при определенных навыках, считать эту большую идею и увидеть этого идеального в своих глазах прохожего. Например, мы предположили, что девушка в глухом платье и зачесанными назад волосами скорее всего представляет себя близкой к образу гимназистки - молодая, румяная хохотушка, с пышной косой за спиной, но в строгом платье с ровным рядом блестящих пуговиц. А красивая женщина с пышными локонами у лица и крупной, сильно старящей ее подвеской, — имеет ввиду стиль 30-x, и видит себя роковой и неприступной. Но несомненно это только предположения, хотя игра очень интересная и сильно отрезвляющая.

 Вообще, когда я пишу о наших со Стеллой занятиях, каждый раз приходится делать небольшое усилие, и перебарывать неловкость от того, что я внезапно занимаюсь вещами и магазинами, хотя я уверенно знаю, что дело в гораздо большем — личности, способе жизни, осознанности, понимании, кто ты вообще такой. Но когда я, например, читаю (и реву) текст Маши Рупасовой о бабушкиных платьях, или исследования Линор Горалик (сейчас например о моде переходного времени - фестиваль “Остров 90-х” в Музеоне 20 сентября), или думаю об Оле Омами (часто), которая с нуля взяла и сделала бренд крутейшей детской одежды, потому что хотела одевать собственную дочку правильно; так вот когда я о них думаю, неловкость пропадает, как не было. 

 Потому что уровень рассуждений может быть уведен и на такую глубину тоже.

 текст Маши Рупасовой 

Линор Горалик о моде переходного периода 

там же собирают истории о самодельной одежде, например: 

 ”…В 1990-м году у меня был любимый свитер из дедушкиных трусов. Ну, то есть, я всем врала, что из дедушкиных трусов – для пущего панка. На самом деле он был из огромных мужских зимних штанов с начесом, которые я распорола по швам и сделала из них «летучую мышь». Больше нечего было купить, даже ткань.”

 ”…Друг воровал откуда-то списанную военую форму и мы шили из нее роскошные лоскутные макси-юбки. Шить я не умела, просто надо было из кусков сделать квадрат и резиночку втянуть. По бокам я делала полосы из погончиков, они стучали на шаге ”

“…Я отверткой для часов прокалывал дырки в голенищах старых сапог и делал из них женские сумки, девочки приносили совсем уже убитые сапоги, я срезал верх и возвращал сумочку. Брал за это 60 рублей, это у меня целый был бизнес, все знали”. 

 и одежда omamimini  

все предыдущие занятия со Стеллой 


Andrea Gentl

Продолжаем образовательные вторники. Этого автора я вычислила мозгом, как безымянную звезду, просто знала, что она существует, хотя ни одной ее работы до недавнего времени не видела. Мысль моя работала так: Ditte Isager знают почти все, и среди них обязан быть кто-то, кто пойдет в рамках ее стиля глубже и как следует свернет в направлении еды. А сделает там Гофмана, братьев Гримм и немного скандинавского детектива из свеклы и яичной скорлупы. Пара недель пристальных расследований и — Andrea Gentl. Сама автор в числе образцов называет: Irving Penn, Sally Mann, Emmet Gowin, Henrik Knudsen.

 В свое время Andrea была ассистентом у легенды дизайнера интерьеров Suzanne Shaker, а ее супруг у фотографа William Abranowicz. Потом они встретились и решили делать нечто на стыке общих интересов, теперь у них свое агентство Gentlandhyers и они ведут завораживающий блог “Голодный призрак” про еду и путешествия. 

 Лично я считаю фудфотографию правильной, если она заставляет меня не есть, и уж тем более не готовить, а снимать. Andrea Gentl практически выкручивает мне руки, я ничего не хочу, кроме ржавого железа и экспедиции на рынок. 

 блог “Голодный призрак” 

 Andrea Gentl 

 Ditte Isager 

 образовательный вторник о Ditte Isager  

о Suzanne Shaker

 сайт William Abranowicz 

Henrik Knudsen 

 прошлые образовательные вторники 


зернище

Пока фиксировала барсука, приезжали друзья и их тоже посчитали. мне кажется, есть какой-то мир, где нас транслируют в виде художественного кино, пленка —проволочка на провода и перехват сигнала тут Леша Курбатов с прекрасной Юлей, и Марина Бесчастнова которая намедни наснимала ржавую дочь совершенно нахально гениально.


сыновий фотографический долг

Чужое детство так затягивает, что осознаешь — объект растет, только когда на него что-нибудь не налезает, или он упирается ногами в спинку кровати. Тогда надеваешь вериги, берешь то есть мешок пленки и месяц ходишь, не выпуская камеры из рук. А когда объекту меньше двух, с лишними руками не очень. 

В общем, как хорошо, что месяц кончился, но кое-что из детства барсука, наконец, прибито и не исчезнет. 

К слову, сканировала пленку впервые на нормальном пленочном сканере, вместо домашнего планшетного. Разницу покажу попозже, вместе с текстом про то, что собой представляют сырые сканы, и почему пленка без обработки не жилец по определению.

 А пока рассказываю, что сканирование узких пленок теперь хорошо поручать Творческой лаборатории “СРЕДА”. Там, спасибо Pavel Kosenko, все разумно с ценами и качеством, к тому же ребята - маньяки и всерьез занялись кинопленками, которые переделаны для фотокамер.

Прямо берете любимую пленку Тарантино и снимаете, что хотите. Проявка и прочее - там же. У меня есть пара для теста. 

о СРЕДЕ 

 о скане пленок

подробно о киношных пленках



проект со Стеллой Клар. занятие №4

 Stella Clar приехала в Москву и вместо скайпа мы позанимались прямо в 3D прямо по ходу съемки.
Поскольку Стелла в целом специалист по коммуникациям, а не только по стилю, то помимо наглядного примера, какая белая рубашка мне нужна, а какая нет, я еще узнала страшное. В смысле страшно новое. 

Все, кто со мной общался лично, знают, что я говорю очень тихо, почти невозможно разобрать, что я там произношу. Мне самой это не нравится, но сделать я ничего не могу. А Стелла посмотрела на меня полчаса, и рассказала сразу две вещи. 

Во-первых, я произвожу страшно запутывающий сознание эффект, этим вот неслышным голосом больной канарейки я, оказывается, гну свою стальную линию, не смотря на аргументы собеседника, продолжаю настаивать на своем, и в целом оказываюсь вообще довольно упорным дятлом. 

А во-вторых, скорее всего так я говорю, потому что мне хочется быть меньше, и чтобы не занимать собой пространство, я выкручиваю ручку громкости в минус. 

Стелла при этом не знала, что я всю жизнь хочу быть меленькой худой брюнеткой. Просто проанализировала мои жесты, позы и манеру двигаться. Увы, я сутулюсь, закрываюсь руками, сижу, свернувшись ежом.
И надо ли говорить, что от неразборчивой речи я, конечно, в точеную брюнетку не превращаюсь. 

Сделали первую съемку, в этот раз для Стеллы, материал скоро будет.

Стелла сама не знает, кстати, какая еще допбомба у меня в голове взорвалась. Мимоходом мы поговорили про дизайнерскую обувь и, оказывается, она тоже может краситься и натирать. Даже очень дорогая и ручной работы. И это нормально! Это, конечно, плохая радость (я думала плохо только мне, а оказалось — многим), но все равно как-то легче смиряться. 

Все предыдущие занятия со Стеллой


о поиске идей

Сегодня образовательный вторник, который как будто опять состоит из меня, но если дочитать до конца, окажется, что основной смысл не во мне.
Снова про вопрос о поиске идеи для съемок, на который я уже отвечала, а сегодня проиллюстрирую примерами. 

Тут нужно уточнить, что идея в моем случае не есть мысль, и даже не сюжет, а скорее тема. Существуют съемки, когда мы как будто смотрим разбитое по кадрам кино с развитием действия, но я так снимать не умею. Признаться, к этому я одно время стремилась, но мне не удалось добиться хорошего результата. Хотя уловить логическую нить я всегда стремлюсь, если она вырисовывается. 

Для поиска темы я коплю папки с чужими идеями. Сотни картинок, иллюстраций, скриншотов копируются из блогов, инстаграмов, домашних фотографий друзей в ленте. Когда такая кладовка за спиной есть, работается спокойнее.
А потом в голове совмещаются собственные технические возможности (что, увы, определяет очень многое), герой и место съемки. 

Нагляднее всего будет показать, что из чего было сделано. В подборке первые пять фотографий — это катализаторы, а ниже ссылки на серии. Возможно это сравнение покажет, как работает мысль и далеко ли от исходника отрастают ноги. 

1. Чашки на голове.
Это Родни Смит, снимок копировали триллион раз. И еще столько же раз скопируют.

 Что получилось

2. Книжка с вырезом.
Это Клейтон Остин, как-нибудь все же напишу о нем текст. Обычный фотограф для пар и свадеб, но в нем есть нечто, за что все свадьбы прощаются. Книжку, понятно, вырезал не он сам, а декораторы, но это неважно. 

Что получилось

 /первая серия в подборке/ 

3. Человек в пальто. Не удалось найти автора, гугл нервничает, путается, ведет куда-то в Турцию, где теряет след.

Что получилось

 4. Девушки с закрытыми глазами. Это Майкл Пуделка. Его конек — группы странных девушек в безумной одежде. 

Что получилось

 5. Девочка с лейкой. Это фотограф под названием Лорета. Снимает пастельные открытки. 

Что получилось

/серия в конце поста/ 

6. Лодки. К этой серии нет исходника, он был у меня в голове, просто хотела сказать два слова, чтобы проиллюстрировать путь от идеи до съемки. Я искала лодку, которую можно было бы вытащить на снег. Два года я всех доставала, а все крутили мне пальцем у виска, потому что на зиму все лодки как-то консервируются и к тому же они жутко тяжелые, никто не хотел волочь их в поле. А потом я встретила прекрасного реквизитора Юрия Ставцева, который меня пожалел и объяснил, что никакой дурак настоящие лодки снимать не станет, для этого есть бутафория. И за два дня нашел мне фальшивую легчайшую лодку, у которой нет дна, а есть два узбека с газелью. 

Что получилось

 А вот то, ради чего, собственно, этот текст — где искать идеи.
Как я говорила, под прицелом все ленты, и в подборке альбома после катализаторов лежат примеры того, что я копирую в заветные папки. 

И вот хорошие блоги с россыпью разнообразных идей, которые я постоянно смотрю (да, я знаю про пинтерест, но как-то я с ним никак срастусь): 

- блог компании оформителя торжеств, занимающейся полиграфией, красивыми бумажками, но публикующий все на свете 

- очень странный блог с прекрасными безумными мелочами  

- сайт объединяющий разнообразных свадебных вендоров  

- галерея с множеством фотографов
http://www.photoeye.com/gallery/PhotoShowcase/
- а вот еще отличный блог Марии Геллер, которая одно время вела знаменитое жжное сообщество сейчас у нее школа блогинга, но и сам блог по-прежнему богатый

- и авторы катализаторов:

 Родни Смит

 Клейтон Остин 

 Майкл Пуделка 

 Лорета 

В конце добавлю, что брать чужие мне не стыдно, и своих тоже не жалко. Потому что идей миллиарды, а сил и мастерства на достойное воплощение оказывается гораздо меньше.
прошлые образовательные вторники удобно читать вот здесь



про пары

Начнем образовательный вторник, который сегодня будет состоять, извините, из меня.
Обещала рассказать, по какому принципу я составляю свои фотографии в пары и зачем я это делаю. На второй вопрос ответить несложно, а для первого пришлось себя систематизировать. Потому что ответ “интуитивно” вряд ли кого-то устроит.
После разбора по папкам, оказалось, что есть всего шесть приемов, которыми я пользуюсь. 

Рифма — сходство соседних снимков, прямая рифма или повтор формы предметов. 

Диалог — эффект взаимодействия двух фотографий, например, иллюзия, что человек на одной смотрит на предмет на соседней. Или иллюзия развития сюжета — что-то началось слева и продолжилось справа.

 Наезд — укрупнение плана, как будто мы увидели нечто издалека, а потом пригляделись к деталям.
Фактура — просто какая-то интересная поверхность, обычно с ней эффектно выглядят крупные планы. 

Цвет

 Усиление — не могу точнее сформулировать, но это прием, при котором две фотографии рядом начинают вызывать необъяснимые эмоции. 

/в подборке фотографии сгруппированы согласно этому делению, в группе “рифма” заодно лежат не парные, а срифмованные внутри себя снимки/

 Все совпадения мной обнаруживаются не то, что уже после съемки, а даже и после отбора и обработки. Парами я занимаюсь в самом финале, перед отправкой на печать. И есть ограничение, собирается только то, что снято в рамках серии, сделанные в другой день фотографии я никогда не использую. Видимо хочется герметичности капусулы, только то, что происходило на месте. 

За всю практику я придумала заранее всего две рифмы ( чашка с платьем и круги от стаканов с кольцами). 

Технически с парами помогает разбираться устройство программы Adobe Bridge, которым я пользуюсь для сортировки и каталогизации. При выборе нескольких фотографий, он показывает их в просмотровом поле рядом, вот так, как я потом их верстаю. Просто в голове я не смогла бы, конечно, оперировать целой серией. 

На самом деле, если хочется освоиться в этой теме, нужно читать не мой текст, а бежать в сторону нормальных книг по бильдредактированию. Все, разумеется, придумано очень давно, и есть целая наука о том, как правильно верстать картинки с текстом и друг с другом, в журналах, книгах и т.д. Например, целая глава (очень хорошая и подробная) есть в книге Лапина “Фотография как…” под названием “Монтаж фотографий. Основы бильдредактирования”. Книгу, к слову, крайне полезно прочесть целиком. 

Другие полезные книги о фотографии издательства Тримедиа 

 А на второй вопрос, зачем я это делаю, ответ простой — для личного моего удовольствия. Со временем я поняла, что если не начну снимать в рамках заказной работы что-то для себя, я вынуждена буду сворачиваться. Внимательно посмотрела на зарубежных коллег, обнаружила жанр историй и начала таскать на съемку всякие предметы, постепенно двигаясь к тому, чтобы появлялась некое выдуманное пространство вокруг героя, в том числе используя для этого пары.
Специально посмотрела в архив - первую такую съемку с историей я сделала с Аней Ривелотэ  почти ровно пять лет назад.
Вот эту, за что Ане, Федору Стрельцову, и их дочке Дусе огромное спасибо. 



белая рубашка, пока

Вот, например, серия для Карины растет из одной картинки Ditt Issager (в конце подборки) с серыми листами. Павильон с худмастерской нам достался за несколько дней до съемки случайно, и акварельную бумагу гуашью я красила ночью. Меня иногда спрашивают, а как все придумать и согласовать задумку с моделью. Не уверена, что он правильный, но мой ответ чаще всего звучит как “никак”. Накануне совмещаю в голове человека, тонны чужих мотивирующих картинок с идеями и место съемки, потом в панике бегаю и ищу мысль и вещи, а в студии просто деспотично снимаю. А думать заранее почему-то не работает.


проект со Стеллой Клар. занятие №3.

Получив задание к третьему занятию со Stella Clar, я решила, что все это будет похоже на игру с головоломками, где нужно хорошо думать и быстро реагировать, тогда в конце, может быть, у меня будет принцесса. Надо было отправиться в мужской отдел Uniqlo и примерить там все возможные виды кардиганов, а во-вторых, освоить тайную систему заказов магазинов Zara и найти пять юбок, близких к стилю “карандаш”.

Мой мозг так устроен, что я путаю цифры и названия, и больше всего не люблю разговаривать с работниками магазинов, особенно просить их делать то, что они не хотят. А мне было нужно научиться, ловко оперируя артикулами, адресами магазинов и информацией о наличии товара, заказать себе всю нужную одежду, и ничего не перепутать. Стелла предупредила, что не всегда магазины с первого раза соглашаются делать то, что должны, и иногда мне возможно придется проявить характер.

И тогда я поняла, что нет, от игры здесь не так много, а гораздо больше от схемы развития персонажа в сказках. Где все устроено так, чтобы Иванушка-дурачок к последней главе развился уже, наконец, таким образом, чтобы стать достойным своей жар-птицы. То есть, грубо говоря, если мне хочется получить платье, в котором я выгляжу, ну допустим, дерзко, придется мне поговорить с упрямым продавцом, и не сдаться при первом же его отказе выполнять то, что я хочу.

Итак, первое задание — поход в мужской отдел - как всегда и бывает в сказках, было несложным и отчасти приятным, видимо, чтобы герой не струсил и не приковал себя к печи цепями навечно. Главной проблемой здесь можно считать только необходимость расстегнуть по пять тугих пуговиц на восьми кардиганах (четыре цвета в двух размерах каждый) и сфотографировать себя в тесной примерочной по всем правилам (чтобы в кадре была фигура целиком, с шеей, плечами и ногами, и желательно снятая с уровня живота). Сорок неприятных пуговиц и восемь неловких манипуляций скользким телефоном, выпадающим из пальцев, утомленных пуговицами!

Но тихие, строго упорядоченные мужские отделы, где аккуратно разложены простые, понятные одноцветные вещи — очень успокаивают, и в минуты стресса можно представлять, как ты укладываешься на полочку с десятком одинаковых водолазок и лежишь там до конца паники.

Второе же задание далось нелегко, но зато сразу же открыло новый портал возможностей. Вместо того, чтобы объезжать или обзванивать все магазины Zara в поисках нужных моделей и размеров, можно, как оказалось, воспользоваться тайным метро с системой нуль-транспортировки — шучу. Оказалось, что Zara устроена гуманно, и все, что есть на сайте, можно заказать для доставки в ближайший удобный тебе магазин. И даже если этих вещей нет в наличии ни в одном физическом магазине (а нужных мне не было), их тебе все равно доставят, потому что там две разные системы товарооборота.

Единственный момент, что эти вещи нужно купить, оплатив картой или наличными в магазине. Но потом при возврате деньги приходят обратно тем же путем. Через три дня после заказа все вещи были доставлены, я их перемеряла и сразу же вернула обратно. Вот здесь и понадобились сказочные навыки — ну, во-первых, не напутать с заказом, во-вторых, объяснить в магазине, что у них действительно есть такая система, в-третьих, оформить бесконечные чеки и квитанции, в четвертых, без ужаса все перемерянное вернуть и пройти процедуру оформления еще раз. А потом дождаться возврата денег на карту через три дня. Но в любом случае мероприятие это заняло всего час, а не сутки, которые можно было бы истратить в поездках. К чести Zara могу сказать, что действуют они хотя и небыстро, но вежливо, и в целом стараются.

Кстати, пока я стояла в примерочной, борясь с юбками, я слышала, что в соседних кабинках тоже щелкают камерами телефоны. А на кассе разговаривали две женщины, и одна другой говорила “мы должны добиться гармоничной коричневой гаммы, а поддержим мы этот тон серой палитрой”.

Все выполненные задания Иванушка-дурачок с гордостью показал Стелле и тут же услышал, что ни одна из этих вещей ему не подходит. Юбки должны сидеть свободнее и быть плотнее, а кардиганы наоборот быть тоньше. Стелла планирует идти в сторону многослойности и поэтому хорошо, если под них можно будет надеть, скажем, футболку и рубашку, не становясь при этом упитанной капустой.

А потом Стелла примерно обрисовала стиль и образ вещей, из которых мы сложим мой будущий гардероб. Она показывала мне очень много фотографий и следила за моей реакцией на то, что я вижу. И все, что вызывало у меня сомнения, а иногда, признаюсь, легкую оторопь, заменялось чем-то другим. Постепенно в ходе такого изучения минного поля, у меня образовался большой вагон ссылок с образцами того, что мне следует найти и примерить к следующему разу (вот оно в подборке). Исходя из наших целей выглядеть стройнее, использовать углы и четкие линии, а также добавить в образ дерзости, я буду примерять большие темные пальто, создающие под собой пустоту, струящиеся тонкие брюки, открывающие щиколотку и плотные зауженные юбки ниже колена, для создания контраста верху в удлиненных жакетах. И еще ботинки и сапоги, создающие контраст щиколотке, с целью сделать ее уже.

Кстати, у меня опять случился небольшой инсайт. В этот раз Стелла, рассуждая об обуви больших размеров, упомянула, что полезно понимать, как устроена вся обувная индустрия. Все оригинальное придумывается и шьется дизайнерами, а потом копируется множеством массовых производителей. И если дизайнерам выпускать большие размеры интересно (ну потому что мир моделей состоит в основном из высоких девушек), то для масс выгодно шить ходовые средние размеры просто в силу статистических показателей. 
Вроде бы очень понятная и простая мысль, но тут я первый раз задумалась, о том, что одежда не растет сама по себе на вешалках, ее кто-то придумывает. Специально. Имея какую-то идею и цель. Он что-то имеет ввиду! А это значит — есть логика, которую можно уловить и воспользоваться ее устройством в собственных интересах. Правда, я пока не знаю, как.

Наверное это все равно, что я рассказывала бы Стелле, о том, что фотостудии оформляются дизайнерами и имеют интерьеры в определенном стиле не просто так, а ввиду трендов и спроса. И именно поэтому несколько лет назад кругом были потертые кирпичные стены, а теперь сплошь белые дворцовые залы с лепниной. Или например о том, что фотопленка, производимая для Азии и для Европы, отличалась по цветовой гамме — в Азии палитра была холоднее, а в Европе теплее, и часто уходила в красноту. Просто потому что в Азии ценится белый тон кожи, а в Европе загар.

А еще Стелла сформулировала одну мысль, к которой я никак не могу привыкнуть. Она состоит в том, чтобы сделать будущий гардероб настолько универсальным, чтобы я смогла его использовать целый день, от песочницы до работы и прочих встреч и дел. Если же вещь потеряет вид, мы заменим ее новой, потому что изначально наша задумка — собрать недорогой набор вещей, отлично выглядящих и комбинирующихся между собой так, чтобы выполнять разные задачи. С помощью обуви, сумок, украшений и прочего. Но я пока все время думаю о заваленных грязным снегом дорогах, о дожде и метелях, о лужах по колено, о проливающемся кефире и летящем прицельно в меня футбольном мяче.

В общем, больше всего мое состояние похоже сейчас на то, что, вероятнее всего чувствует квартира на стадии ремонта. Я видела множество прекрасных домов, примерный план и макет перестроек уже есть, но ни одной банки с краской, ни одного гвоздя еще не завезли. Ведь у меня еще нет ни одной новой вещи.

Философский хвост

Постепенно до меня начинает доходить, как думать лучше всего о стиле как о понятии. Стиль я теперь воспринимаю как попытку вычленить из хаоса одну единую линию, ограничить себя некими бортами и стараться держаться внутри них. Для чего нужна прежде всего та самая осознанность, а для этого постоянный контроль за своими границами, некоторая сила внимания, фокус. Тогда будет ощущение, что ты расслышал, наконец, законченную мелодию среди шума. И сознанием стиль воспринимается как отдых — кто-то разложил бардак по полкам. Мне кажется именно поэтому человек, за которым угадывается идея, притягивает. Мы воспринимаем его как покорителя стихии.

А потом я захожу с другой стороны вопроса. Интересно, не возникнет ли у этого упорядоченного живого существа желания раствориться в хаосе, слиться с ним. Для чего упасть на самое дно и валяться там в рваной футболке, всем организмом ощущая, что он никому ничего не должен, потому что его сейчас как бы слегка не существует.

Поскольку даже самый главный покоритель стихии должен быть разносторонней личностью, пару старых футболок я себе оставлю.


Cristian Coigny

В эфире последний летний образовательный вторник. Надо сказать, что имена многих авторов, я, собственно, сама узнаю в процессе подготовки текстов. При этом условие, что я говорю о тех, кто на меня влияет, соблюдается. Несколько лет я собираю папки с мотивирующими фотографиями, не всегда располагая именем автора. И вот теперь восстанавливаю справедливость.

От Кристиана Коиньи мне достался снимок с листьями на скатерти и он уже давно лежит на моем рабочем столе. Я думаю, что он так мне важен, потому что в силу общей растрёпанности в мыслях и ощущениях, мне хотелось бы, чтобы во всем был такой же порядок - чистые тарелки и ровные складки. А заворот рулона бумаги и изгиб салфеток - это то, что я чувствую, когда вижу или слышу что-то красивое.

Автор родился и живет в Швйцарии, в юные годы жил и учился в Америке, считает вдохновляющими американских художников Эдварда Хоппера, Джорджию О’Киф или Эндрю Уайета. Что особенно приятно, он успешно работает в рекламе, которая к невероятному счастью понимает все его тонкости, а еще продает шампанское с лордом в тапках-щепках.


сайт автора



барсук в лесу

Каждому, кто вдохновенно спрашивает меня “а своего сына вы же наверное не переставая снимаете?” я нудно, беря за пуговицу, жалуюсь, что нет, совсем не снимаю, что это парадокс, что давно бьюсь над его формулировкой. Что, вероятно, никак не могу отделить ребенка от себя, чтобы воспринять как объект. К тому же объект и сам никак не желает отделяться и стоять вдали художественно, а все время норовит сократить обычное расстояние между нами, катастрофически уменьшая при этом и фокусное. И отчего-то сразу вырастает сто тысяч разных препятствий, как нарочно, и чтобы просто поехать в лес, поставить мальчика посередине нужной мне дороги и снять - требуется натуральный подвиг, с преодолением. Невозможно работать в таких условиях, говорю я, и пуговицу отпускаю.


и ключи

Идею я придумала давно, но никому она так хорошо не подходила как Юле. Тут еще дело в том, что если вам Юлино лицо кажется знакомым, то это вам не кажется, Юля играет в Что? Где? Когда?, думает там в прямом эфире. Поэтому ключи — это символично, Юля умеет их подбирать. Отдельная красота в том, что съемка кажется сделанной уже после начала проекта со Стеллой, и как будто бы в его рамках, но нет, мы снимали это в мае. Видимо время как-то неочевидно скручено, нужно будет спросить у Юли, как.


Второе занятие со Стеллой Клар

После второго занятия со Stella Clar я думала, теперь я стану писать действительно о рубашках и юбках, потому что глубина философских размышлений как-то отвлекает читателя от системы подбора одежды. Но увы, мой внутренний наблюдатель отказывается просто выбирать платья, он хочет придумать съемочный проект, а это по-прежнему невозможно без идеи.

И каждый раз я изумляюсь, как же Стелле удалось меня вовлечь в эту затею, когда как я собиралась только сфотографировать красивое платье в чаще, а вместо этого рассказываю сотням незнакомых людей, о том, почему лично мне не стоит носить узкие, скажем, джинсы, хотя никто не настаивал, чтобы я делала записи публичными.

Вероятно, приносить пользу и описывать происходящее, осмысляя систему в целом мне интереснее частных моих джинсов. И вот, приношу, значит, пользу.

/в подборке, собственно, те снимки, которые я отобрала на прошлом занятии, как понравившиеся, и попытки сфотографировать свой гардероб/

Гардероб в настоящем

Итак, для второго занятия Стелла попросила подготовиться — сфотографировать себя в каждом предмете гардероба отдельно, и дополнительно отснять обувь, сумки и украшения.

Для человека, который никогда этого не делал, задача звучит совершенно безобидно, у того же, кто делал, она вызывает немедленное желание рыдать. При чем рыдать столько же времени, сколько потрачено на то, чтобы стянуть/натянуть все эти бьющие током, царапающие молниями, цепляющиеся пуговицами вещи. К слову, пыточная камера для меня выглядит именно так, как примерочная в любом магазине — тесная жаркая кабинка с многочисленными изображениями тебя самого, втискивающегося в нечто крошечное, но с маркировкой L. Унижение, чувство безысходности на пару с беспомощностью, и все это за твои же собственные деньги.

По-моему, умение распознавать, как вещь выглядит на вешалке, и что с ней случится при попадании человека внутрь, надо преподавать в школе вместо уроков труда. Стелла обещает научить, а потом научить выбирать вещи правильно, не примеряя их вообще!

Причем перед началом процесса я примерно представляла, что меня ждет — я уже пыталась проделать эту процедуру к нашей первой встрече со Стеллой сразу после конкурса, когда речи о стиле еще не шло, мне просто очень нужно было узнать про брюки.

И вот тогда, увидев пятьдесят своих фотографий, искаженных камерой телефона, с идиотским лицом и позой, в чудовищно сидящей одежде (после барсука с туловищем случились перемены) я довольно быстро испытала катарсис и основательно очистила шкаф. Потом вооружилась Стеллиным курсом про базовый гардероб и оптические иллюзии, купила себе несколько брюк, пару футболок, два пиджака и пару шелковых блузок. С обувью у меня проблем нет, за отсутствием таковой в принципе, но я уже об этом писала. И вот даже на двадцать несчастных фотографий ушла вся первая серия фильма “Назад в будущее” (если будете затевать подобное, добавьте к рецепту “как это выдержать” пару бокалов красного).

Полтора часа к тому же потратил бедный Victor Efimov, потому что у меня, во-первых, нет трех метров до зеркала шкафа, где я могла бы себя запечатлеть телефоном без искажений, в во-вторых, у меня же, черт побери, есть человеческая камера. Думаю, он справился только потому, что мысленно одел меня во все примеряемое сразу и несколько раз закопал где-то неподалеку.

Надо сказать, в позе манекена с повисшими руками любой человек в любом наряде выглядит так себе, но, увы, именно так и следует позировать, чтоб не принимать выгодных положений тела, и тем не обманываться. Еще после первого разговора со Стеллой для меня стало откровением, что в зеркало на себя мы смотрим, как бы так выразиться, собой целиком, а не только глазами. Всем опытом от тактильных ощущений при примерке одежды, а оттого видим в отражении неизвестно что. И легко убеждаем себя, ну например, что плохо сидящее платье стройнит, если удачно повернуться боком, а нормально сидящий пиджак толстит, потому что, ну например, недавно примеряли неправильный фасон на толстую рубашку. И вот простой способ эти иллюзии отогнать — сфотографироваться (лучше даже закрыв потом при просмотре лицо) и оценить фигуру как чужую.

Вообще вся эта затея видится мне как тотальный разгон иллюзий о самом себе. Не навсегда — иллюзии нужны, чтобы выживать и приспосабливаться, но один раз стоит хорошо оглядеть себя без них, научиться приводить в соответствие внутренний и внешний глаз, после чего продолжать тратить время на сложные задачи. Причем об осознанности мы говорили и в первый раз, но я не сделала на этом акцента, мне не показалось это сильно важным, важнее виделась идея разобраться как следует с мечтой.

Целью этой примерки всего гардероба разом вероятнее всего является осознанность. Чтобы после того, как мы сформировали из идеальных картинок абрис мечты, можно было подробно рассмотреть, что мы в настоящий момент вместо нее имеем. Что мы, собственно, вообще хотели сказать тем, что надеваем на себя каждый день, и что в результате сказать получилось. У меня вот, по словам Стеллы, получилось сказать, что мозг, да, у меня есть. А всего остального, чего я бы хотела — нет.

Гардероб в будущем

Вернемся к платьям мечты. В моем случае после отбора из 100 фотографий прорисовался следующий запрос - я хочу одежду, в которой присутствуют углы и четкие линии, которая делает меня худой и при этом выглядит шикарно. От последнего слова мои уши немного cворачиваются от смущения, но Стелла записывала то, что я говорила в ходе проекционного теста, и я точно повторила его несколько раз. Еще показательно, что когда мы говорили о женщинах с понравившихся мне снимков, все они были не только умны, как я уже писала, но тому же они добивались всего сами. Чего “всего” не так важно, как то, что “сами”. Путем несложных рассуждений Стелла меня убедила, что если я использую это слово, то считаю сделанное чем-то из ряда вон выходящим, не свойственным другим людям, подобным мне. Говорить, например, “я сама выпила чай” или “я сама приняла душ” мне в голову не придет. Только если с выполнением этих операций у меня раньше случались какие-то сложности. То есть мы делаем вывод — для меня очень важно, что то, чем я занимаюсь и то, что имею — результат моих усилий, а не стечения обстоятельств или чьей-то помощи. И все это нужно отразить в тех вещах, которые я собираюсь носить. А еще те женщины были эээ… допустим дерзкие, тут я теряюсь, не знаю, какое слово подобрать, чтобы пролавировать между Александром Матросовым и женщинами в леопардовом.

Итого, будущий мой гардероб должен сделать из меня умную, худую, шикарную, ну и, допустим, смелую. А еще я сформулировала допзапрос, чтобы вещи были максимальны просты в уходе, а по возможности вообще грязь отталкивали (стирали и готовили ужин), ввиду моих особенностей по притягиванию пятен, и ввиду наличия барсука. И еще чтобы в этом всем можно было работать, робко попросила я, не надеясь на то, что все вышеперечисленное можно совместить с нижеподписавшимся. Но Стелла говорит, что наша цель истребить в себе склонность к любым компромиссам. То есть никаких “свитер корявый, зато теплый”, а наоборот — задача найти тот, что совместит абсолютно все запросы. А после реплики про “работать” Стелла прислала мне ссылку на серию Скотта Шумана — фотографа уличной моды в Нью-Йорке под названием “Эти прекрасные фотографы”. Нет, вы посмотрите, они там даже не выпускают сумочек из рук!

http://www.thesartorialist.com/…

(мне понравились шестая и восьмая)

К следующему занятия мне велено сделать приятное — зайти в мужской отдел и примерить там кое-что. Потому что из нашей задачи растет необходимость использовать в одежде некоторые элементы мужского гардероба, или прикидывающиеся таковыми.

Небольшой философский хвост

По следам занятий мы иногда еще переписываемся со Стеллой, и в этот раз меня опять накрыло понимание, что изучение внутреннего себя и выбор новых внешних форм, должно (по принципу взаимосвязи всего и вся) несколько сдвигать и остальную внешнюю реальность. И этот сдвиг краем обязательно коснется тех, кто находится рядом с тобой и пока не озабочен выбором нового внешнего вида. По словам Стеллы, это здравая мысль, и некоторое изменение — трансформация существующего и расширение будущего кругов общения вполне закономерный эффект.

У меня, правда, есть некоторые опасения насчет готовности существующего круга к трансформации, особенно после полутора часов, проведенных в коридоре за фотографированием моих вещей. И насчет моей готовности к расширению будущего круга тоже, хотя, если подумать, Стелла — это оно и есть, расширение, и я его очень хорошо выдерживаю, с большой радостью.

В следующих сериях я научусь заказывать вещи для примерки без беготни по магазинам, узнаю, что там в мужских отделах, и как это носить девочкам, а еще пойму, как разговаривать с продавцами и интернетом, ох/


Matt Stuart, Nils Jorgensen, David Gibson

Продолжаем образовательные вторники, которые по случаю прогулки в зимней шапке можно считать морозными, несмотря на август. Хочу продлить тему рифмы, начатую в прошлый раз, потому что кажется, что Чема Мадоз все же работает с ней в лабораторных условиях, а стоит увидеть, что происходит в полевых.
Немного отвлекусь на небольшую подводку. 

Есть такой фильм 2004 года с Робином Вильямсом под названием “Окончательный монтаж” (Final cut). 

Драма о том, как в будущем люди научились вживлять в мозг при рождении чип, фиксирующий все, что видит и слышит носитель в течение всей жизни. При прощании с человеком, чип вынимают, и, выбирая важные моменты, монтируют небольшой фильм для семьи. И есть там подсюжет, где сам монтажер всю жизнь мучается, оттого, что в детстве не спас друга от смерти, но в конце достанет свой чип и просмотрит внимательно, что там случилось с другом на самом деле.
Я часто думаю об этом фильме вообще (упрямо хочу узнать о многом, что же там было на самом деле), а в связи с темой рифм два момента. Во-первых, само понимание, что всю реальность можно уложить, как угодно, и вопрос только в укладчике и его настроении. Ну и само желание увидеть сюжет в окружающем хаосе. А, во-вторых, я думала, что люблю одного автора, работающего с рифмами в стрит фотографии, а на самом деле любила трех, просто оказалось, что они очень похожи. Достала вот гугл чип и просветлилась. 

Мне казалось, что я нахожусь под влиянием Matt Stuart, но по сути оказалось, что основная пачка фотографий принадлежит Nils Jorgensen, который в свою очередь сильно повлиял на David Gibson, уф. Дэвид, если я не путаю, самый молодой из них, и начал снимать в таком жанре только в 1994 году. Зато взял и выпустил в прошлом году полезную книгу The Street Photographer’s Manual

 И именно у Дэвида во всех интервью сквозит мысль, что эти рифмы и складки реальности можно замечать, если находиться при съемке в некотором измененном состоянии сознания, слегка утрачивать контроль, теряться, и что ли, находить портал.
Помимо того, что я с этим абсолютно согласна, у меня есть мысль, что если бы существовал этот непрерывный снимающий чип, то потом можно было бы провести хорошую работу с отбором, и увидеть, как все кругом зарифмовано и связано, плотно, до следов от веревки. 


хороший тон оливковый

Интерьерные съемки становятся все интереснее, потому что открывается второй смысл - это ж сколько идей про пространство можно накопить и потом где-нибудь кому-нибудь внедрить. Ну и вообще снимать целыми домами - это масштабная работа с моделью, приемы те же самые - найти правильный ракурс, избавиться от лишнего, и поговорить.


проект со Стеллой Клар

Несколько недель назад я писала о том, что ввиду прекрасного стечения обстоятельств, я познакомилась со Stella Clar - шведским стилистом и специалистом по имиджу, и немного поприменяла ее систему на себе. Тогда, например, выяснилось, что я считала недостатком своей фигуры, из-за которого одежда на мне не сидит, нечто одно, а оказалось проблема на другом, так сказать, участке. И что в подборе одежды может быть четкая система, исключающая панику и хаос при походах в магазины в будущем. Тем временем везение продолжилось - Стелле понравились мои фотографии, и она предложила найти для нас некое общее поле, где мы могли бы сделать что-то новое и красивое вместе. Хвала скайпу и тому факту, что Стелла говорит по-русски - мы проговорили несколько часов, рассказывая друг другу о наших методах работы. О том, что, и прежде всего как, думают люди о своей внешности и образе, и выяснилось, что мы работаем практически с одними и теми же задачами, только параллельно, как рельсы. И вот теперь мы можем построить шпалы.Хороший показатель дельности идеи - то, что она начинает работать сразу на нескольких планах, запуская цепную реакцию по всем фронтам, ведя к мировому господству вместо захвата стратегического пункта боеприпасов. Как в современных рекламах, где брошенный теннисный, скажем, мячик, в результате приводит в итоге к запуску, скажем, паровоза.

Когда я только начала думать, что можно сделать, я, понятно, сразу подcчитала, сколько красивых историй можно снять, если визуализировать тему платья мечты, некого сакрального предмета, который герой всегда хотел получить, но не мог, а мы ему возьмем и предложим такую возможность. И виделся мне темный лес с мерцающим вдали силуэтом платья, и как я позову всех моих любимых героев, и нам только нужно будет менять платья, ну или, не знаю, ботинки мечты.

Но Стелла пришла в стиль из математики (тут я заплакала), и просто так нечто красивое мы снимать не можем, нам нужна мысль. Пришлось выяснять, а что, собственно, такое мечта в этой связи. Если это желание, то как понять, действительно ли человек хочет то, что сделает его счастливым. Или, может быть, стоит для начала создать условия для того, чтобы можно было разобраться, что и почему сможет кого-то осчастливить.

И тут-то и настало время откровения, что работа со стилем по идее есть терапия, это мы только начинаем с одежды, приходя потом к пониманию, кто мы такие и чего мы хотим, откуда и до смысла жизни недалеко. То есть настоящая хорошая работа со стилем, по-моему, выглядит так - хотел купить новый плащ, немного подумал, заглянув несколько дальше плаща, и результате поехал работать в Австралию, где плащ вообще не нужен. Тут главное думать о плаще осторожно.

Кстати, плохая работа со стилем - это то, что мы видим в телевизоре, когда испуганных женщин за полчаса наряжают, не спрашивая. Потому что получается муляж с корешками книг со съемочной площадки, или еще хуже - на Войну и мир натянута обложка от Острова сокровищ.

Изначально я не планировала участвовать в проекте изнутри, потому что не понимала (да и сейчас не понимаю), как я буду потом снимать себя саму. Мне были интересны только герои, и мы начали постепенно их звать. Стелла же мягко, но так, что отказаться было невозможно (она умеет), убедила меня, что просто необходимо увидеть процесс изнутри, и самое интересное начнется, когда я буду видеть все с двух сторон.

И вот интересное началось. Какое-то количество времени (в сокращенном варианте, потому что обычно такая работа длится около года) Стелла будет работать с моим стилем (я опять заплакала) и параллельно со стилем нескольких героев будущих съемок. Одним из условий такой работы является посильная запись происходящих изменений и впечатлений, поскольку человеческий мозг штука изворотливая и не желает вспоминать, как все было на самом деле, если было хуже, чем стало. Записи не обязательно должны быть публичные, но, поразмыслив, я решила, что необходимость писать вслух меня больше дисциплинирует, к тому же наверняка эта информация окажется полезной кому-то еще.

На прошлой неделе состоялось первое занятие, которое со стороны выглядело совершенно невинно. Стелла предложила из ста картинок выбрать десяток тех, которые мне приятны и поднимают настроение, и еще десяток таких, которые наоборот вызывают неприятные эмоции. Картинки совсем нейтральные - просто люди в разнообразных нарядах. И ни слова о том, нравится ли мне их одежда, и хотела бы я ее примерить на себя. Позже я поотвечала на вопросы - кто эти люди на картинках, чем они занимаются, куда они идут, и хочу ли я, например, выпить с ними кофе. И вот дальше мое сознание разделилось. С одной стороны, я уверенно знаю, что такое проективные методики и как они работают, а с другой стороны, я своим же ртом произношу вещи, которые не собиралась говорить, потому что никогда не думала о них. Все женщины, которые мне понравились, сплошь оказались “с мозгами” и шли делать какое-то свое дело, определенно знали, кто они такие, и ни на какие дурацкие кружева и бусики не разменивались. Не нравились же мне женщины в леопардовом или просто в ярком, потому они явно что-то замышляли и говорили не то, что думали.

Удивительно и страшно наблюдать, что у меня оказалось под верхним слоем дерна, поскольку занятие только первое. Знать, что очевидные методы на тебе срабатывают, как по расписанию, это, во-первых, как-то усмиряет мысли о собственной неповторимости, а, во-вторых, заставляет шире раскрывать глаза, чтобы следить за руками.

В общем выглядит все так, как будто я села в поезд, и там в конце пути я стою и жду себя с цветами. Про все это я надеюсь снять серию, кажется только вместо платья в лесу будет мерцать космическая ракета, но кто нам запретит.

В качестве первого героя мы позвали Evgeniya Timonova и она, к счастью, согласилась. Если остались люди, не знакомые с Жениной программой, то это возмутительно. И им следует забыть на день обо всем другом и посмотреть все выпуски “Все как у зверей. В кого люди такие” и выйти просветленными.

http://www.youtube.com/results…

Звук беседы Жени и Стеллы с употреблением выражений “эволюционная психология” и мысль о том, сколько в нашей истории теперь появится дополнительных смыслов с природными параллелями, насколько глубже мы благодаря этому копнем, заставляют меня с любовью посматривать в сторону леопардового.

На фотографиях здесь я не с целью самолюбования, а такая у нас задача - проконтролировать с чего мы стартовали. Стартуем мы с джинсов и рубашки, выбранных по методу Стеллы, когда мы еще не начали работать вместе, просто на основании ее лекции и уроков. Ну и все в целом, волосы, обувь и пр.

уроки можно увидеть тут

http://video.stellaclar.com

В связи с этим огромное спасибо Марина Бесчастнова, которая прямо с поезда отправилась на съемку и зафиксировала сомнительного героя на стадии гусеницы. И хотя цель съемки процесса работы была другой - я собиралась писать (и напишу) текст о работе с моделью, но пригодилось еще и тут. И спасибо Катерина Макарова и Natalia Filatova, что любезно согласились, чтобы процесс снимался со стороны.

А это недавняя наша съемка Жени, чтобы видеть откуда стартовал наш первый неимоверно красивый (краснеет) герой.

А это наше первое знакомство со Стеллой

А это некоторое продолжение





Chema Madoz

Внезапный образовательный вторник, высунувшийся в понедельник. Я долго думала, что писать о Чема Мадоз неприлично, потому что еще бы взялась рассказывать о Брессоне, а то и помянула бы азбуку. Но меня, во-первых, извиняет то, что многие просто не знают его имени, имея при этом на рабочих столах заставками его фотографии, а во-вторых, я больше всего люблю в нем одну крохотную серию, не самую к тому же известную. Тотально он проник во все головы своими сюрреалистическими фотографиями с совмещенными деталями от разнообразных предметов, с завязанными одним шнурком ботинками, с лестницей, приставленной к зеркалу, тарелками, выставленными в решетку водостока, как в сушку и прочими. А я дрожу вот над этой небольшой серией рифм. И везде их ищу, полагая, что они повсюду тайно подложены как рождественские подарки. Автор, понятно, уже собрал все награды и у себя в Испании, и дотянулся до Японии с Америкой, выпустил сто тысяч книг, провел миллион выставок, и идеи у него не заканчиваются. Главное, мне думается, чем он полезен зрителю, это тем, что пусть и слишком в лоб, но он напоминает - матрицу можно выворачивать и ничего тут у нас не прибито намертво.

вот сайт автора


Beth Galton

Пусть сегодня образовательный вторник будет обеденный.
Всегда считала, что труднее всего работать с цветом фотографам еды. И видела, что самый трудный и самый грамотный ход тут - это стремиться к приемам из живописи. Бег Галтон это и без того делала в лучших традициях, а в прошлом году взяла и запустила совместный с фудстилистом Шарлоттой Гальтон проект по мотивам картин Родко - серию “Текстуры”. То есть прямо пошла очень прямой дорогой в рамках этого приема, смешивала еду как краски.

Бет говорит в интервью, что вообще еда как объект фотографии захватила ее в старшей школе, вдохновила мачеха, которая хорошо готовила. Сейчас Бет живет и работает в Нью-Йорке. Совсем недавно еще гремел ее проект с разрезанной пополам едой. Вдохновляется Сезанном и Ирвингом Пенном /он в конце подборки/. 

Если буду снимать еду, сделаю долгий вдумчивый кастинг со всеми участниками. И буквально сожру их своими придирками. 

вот сайт Бет Галтон 

ее fb 

ее instagram 

 вся серия про еду в разрезе 

вот сайт Charlotte Omnes 


обложка к людям

Иногда я встаю на табуретку и рассказываю, что снимать детей хорошо, если пытаться ухватить идею ребенка вообще, ну и родителей вообще. То есть, как категории, как если бы тебе надо было бы сделать обложку ко всем родителям и всем детям когда-нибудь бывшим.
Этих прекрасных людей я снимаю давно, начиная с одной женщины вообще, продолжая моментом появления рядом мужчины вообще и теперь вот с удовлетворением наблюдаю продолжение их в вообще дочке.
Вот, к примеру, появление Антонио. Да, появление вообще.


пакетик

Повезло дружить с иллюстратором Лешей Курбатовым, у которого такой инстаграм, что после каждой фотографии приходится бороться с приступами зависти. Если вы его не видели, то этого просто не может быть: @leshakurbatov В качестве одного из приемов Леша использует съемку через небольшой кусочек целлофана, в обиходе “пакетик”. Как-то Леша делал ремонт и увидел, каким инопланетным все становится через пленку, и вот. Позже были проведены испытания различных типов пакетиков и выбран правильный. Хотя я твердо знаю, что дело совсем не в пакетике, желание Лешу догнать всё не пропадало, и вот выход найден - завести их вместе с прекрасной женой Юлей в чащу и взять пакетик побольше.

Using Format