А платье по факту

Когда снимаю красивых женщин с платьями, умением их придумывать и шить, а потом с успехом применять к себе, испытываю чувства уже совсем не те, что раньше
тогда сокрушалась, что надо бы и самой, а теперь - нет, а вот и не надо, всё чудесно сделано за меня, большое радостное чувство делегирования.

Сестра, сшей себе платье, носи красиво, спаси кого-нибудь!


Hail Nail

Берут, значит, люди такие, рисуют двухметровый портрет любимой собаки, красят стены в модный оттенок и думают, что им все можно. Маникюрный салон в Артплее открыть, например. Что другим остается делать, тоже теперь так думают: у этих со стенами - можно.
Вадим Поляков (Vadim Polyakov) и Аня Шумахер Anya Shumakher - крутые, открыли новое дело, приходи теперь к ним всякая девица, и не девица тоже - там наливают Jameson, сама видела.
Тут про них все подробности, и к слову, ребята ищут администратора и мастеров.


попроситься к лисицам

Как говорится, тот неловкий момент, когда владельцам сверхдома и сверхребенка не рассказали, что гонорар за возможность такой съемки должны были бы получать они. Но хорошо, что хоть теперь-то можно признаться Лидии об этом честно.


кофе и зеленого кирпича

медленно, но верно становясь аддиктом пуговиц, хочу спросить, кому было бы плохо, если бы пуговицы вырастали, созревали и можно было б их законно срезать 

годовые кольца на них, кому бы помешали, спрашивается 

армии двух и четырех дырочников опять же 

ботинок у героев не укради, пуговицы не срежь, где законные пути обладания?


Taras Bychko

Прием, в эфире образовательный вторник с ликованием. Сегодня львовский автор Taras Bychko.

Не знаю, по-моему, автор одновременно стал и Алексом Уэббом, и Солом Лейтором, и Александром Петросяном, и Игорем Мухиным, и Фан Хо, и вообще, кажется, всеми, и при этом упрямо остался собой.
Автору всего 30, реальность под его взглядом уверенно прогибается, строится и рассчитывается на первый-второй. 

Ниже два интервью, где подробно и про технику работы, и про камеры, а пока смотришь альбомы, конечно, наглеешь и думаешь на пятидесятом кадре - ладно, все время гениально не может быть, а потом появляется пятьдесят первый, далее везде.

 FB 

интервью 1 

интервью 2

 инстаграм 

500

flicr 

все образовательные вторники



Robert Häusser

 Прием, образовательный вторник пришел. 

Сегодня немецкий автор Robert Häusser.
В двух словах, я делаю вторники и рассказываю про фотографов с целью воспитать мозг и глаз (себе и кому пригодится), чтобы ориентироваться в визуальном художественном поле, и снимать потом, как человек. 

Robert Häusser родился в Штутгарте в 1924, прошел, понятно, войну, стал добровольцем-фотокорром. Был в американском плену, после всех ужасов оказался довольно успешным автором в ГДР, снимал, помимо художественного, много архитектуры и промышленных объектов. Стал получать призы от соседней западной Германии, свои заподозревали его в шпионаже и немного подавили на него вместе с семьей, после чего он сбежал к западным соседям насовсем. 

Самые известные его работы - это автопортрет в зеркале с тенью от оконной рамы, похожей на распятие (я вообще не понимаю, как это технически сделано). И зачехленный гоночный автомобиль JR5-9-70 - как саркофаг, потому что гонщик Йохен Риндт погиб от ран после аварии.

 Еще у Robert Häusser - у первого немецкого автора есть премия Hasselblad Award - такая нобелевка для фотографов. 

Лично я смотрю автора за ритм, за жадность в поиске графики, где угодно. Хоть тебе сыр, хоть дрова, хоть ботинки, хоть скругленная брусчатка, даже из дождя выходит паттерн. 

Ну и дом-корабль с дверью, конечно, только по неосторожности мироздания выпал из Сталкера и достался Хауссеру. 

подборки хорошей нигде нет, но что-то есть

 здесь

и здесь


все образовательные вторники 



мальчики и собачка

Есть одна прекрасная, непреодолимая неприятность, когда ты сам снимаешь. Как бы хорошо ты это ни делал, свою семью вместе с собой ты никогда (почти) сам снимать не можешь. Главным образом потому, что эти неблагодарные разбегаются при виде камеры (и это при общем-то генетическом коде). Приходится звать подмогу, например, меня.
Ирина Полонина семейный фотограф, талантливый и нежный, как сто весенних цветков, а все ее мальчики достались нам с никоном.


таллинн два

Вторая часть большой таллинской серии. 

Татуировки, младенцы, космические коты, чашки и богатыри в кожаных плащах, главное, детей так много, что при желании, если сильно много не болтать, можно было бы затесаться, приняли бы за лишнюю девочку, какая им уже разница. Но нет, заметили, отвезли на самолет.

 И все время вскрывают пространство. 

- Оля, - говорит Денис, - у нас проблема, сейчас час пик, по дороге в аэропорт пробка. Вместо десяти минут придется ехать тринадцать. 

А у Ромы с Таней в обычном блочном доме слышу:

 - Ну все, Оля, пойдемте на второй этаж. 

- Какой второй этаж?!

 - Ну там, где у нас выход на террасу.

 - На какую террасу?
- Ну на крыше. 

- Господи, какую?!
- Ну откуда море видно. 

Чертов самолет. 



таллинн раз

Первая часть большой осенней Таллиннской серии, где я применяла к себе и к людям новый формат обстоятельного подхода: я смело приезжаю на два дня, намертво пристегиваю к рукам камеру и снимаю жизнь четырех семей с утра до ночи подряд без перерыва, еду можно просовывать снизу, вон туда, сразу под объектив. И кофе. И ликер. И спасибо.

 Всех обожаю.

 /все-все ответы на вопросы о заказе съемки лежат 

 в разделе FAQ или в ответе на ваше письмо pavolgafoto@gmail.com/


Weronika Izdebska

Опять образовательный вторник, сегодня польский автор Weronika Izdebska, часто пользуется псевдонимом Ovors ovors. 

У всех снимающих есть слабые места, нет подключенности к какому-то типу сюжетов, и у меня это, к примеру, пейзаж. И пейзаж с человеком, где есть их взаимодействие, напряжение. Поэтому я смотрю таких авторов как Вероника, где пейзаж - это второй герой. Или третий. А иногда единственный. 

К тому же она делает фильмы, ровно такие же как фотографии, только они двигаются и там есть музыка. 

А еще не знаю, кому не хочется иногда полежать вот так лицом в мох, как на зеленой картинке.

сайт 

инстаграм

FB 

 все образовательные вторники



Elizabeth Messina

Прием, тут образовательный вторник.
Сегодня автор Elizabeth Messina, серьезный и признанный знаменосец коммерческой портретной, свадебной и детской темы. Сюжеты, цвет, режиссура - все, что носят последние несколько сезонов.
Кто снимает в пространстве этих направлений, знает отлично, что делать тут то, что хочется, но не отходить от задачи порадовать героев, почти неподъёмно тяжело. Если тебе не нравится, когда от сахара сводит зубы, конечно. 

У автора получается заставить зрителя поверить, что эта пастельная и нежная реальность существует. Там друг к другу подходит всё, даже если это всё застать врасплох, и женятся там люди только с умными и прозрачными от света лицами.
Смотреть эти сотни фотографий (про в общем-то одно и тоже) легко и всегда хочется, потому что автор без конца кого-то чем-то накрывает, прячет, детализирует, берет разные точки, нагло кадрирует и жаден до фактур. 

В био на сайте автора челюсть все-таки немного сводило бы (счастливая мама троих, вы можете застать ее в погоне за щенком), если бы не соседний раздел с книгами (две из них, кстати по делу - о свадебном портрете и о дизайне торжеств), в котором есть одна, где автор проиллюстрировала нестрашно и с нежностью личный рассказ близкой подруги клинициста о борьбе с раком. 

Кроме всего, воровать идеи у автора одно удовольствие, их такие горы (воздушно кружевные ), что непременно надо пользоваться, чтобы не скучали. И полезно иметь ввиду в том числе инстаграм и пинтерест. 

А кому скучно, тот может поискать среди фотографий героев сериала Беверли Хиллз 90210 со своими младенцами, посчитать, например, сколько их, черт побери, у худосочной Донны. 

сайт 

 FB 

инстаграм 

пинтерест 

все образовательные вторники 


без кобзона

Название Кишинев все-таки похоже на придавленный немного виноград, летала на новый год, видела фокус - Москва огромная и в ней нет места, Кишинев, как из табакерки, но можно полчаса идти и встретить никого, я засекала. Не всюду, но двумя улицами от центра вверх, например. 

Опять обнимала Елку с Гришей, и всех других тоже, Гришины родители не расслышали, кто с ними будет встречать, поэтому на моем подарке написано «Анатолий».

 - Смотри, ложка ко мне клеится… ну сейчас я выпил, поэтому не клеится.
- Да у тебя вся жизнь не клеится, потому что ты выпил. 


- Гвоздику положить, скажи?

 - Гвоздики, которыми вы прибили Христа?

 - Тра-та-та-тра-та-та прибивали мы Христа, гвоздику класть, я спрашиваю? 



В праздничном телевизоре веселятся незнакомые артисты, президент тоже выступает неведомый, вроде как у тебя амнезия, но в твоей палате праздник встречать можно.


 - Кто это у вас поет? 

- Ну такой артист, как у вас, не знаю, Кобзон. 

- Нет, как Антонов.
- Короче, как Антонов, если нет Кобзона.



 - Так, куда мне выложить грибы?
- На фейсбук выложи грибы свои.


 Снега тоже нет, серое небо - нам, на них не хватило, все сверкает в солнце.
Анатолий в общем был доволен.


Réne Groebli

Прием, опять образовательный вторник, сегодня об авторе Réne Groebli (Рене Гробли).
Вкратце для новеньких о вторниках - периодически я показываю подборки авторов с кратким рассказом о тех, кого смотрю сама, чтобы снимать по-человечески. 

Réne Groebli (Рене Гробли), швейцарский автор, сейчас ему 90. Как и многие в то время начал снимать, когда получил в подарок свой Роллейфлекс в сорок втором году, потом учился у гремевшего тогда Ганса Финслера (Hans Finsler, мэтр предметной и рекламной фотографии).
Сначала снимал много туманных пейзажей, а потом прославился серией про поезда (много работы с дымом, паром, бликами рельс, движением, и геометрией - туннели, колеса, низкие и странные точки съемки). 

Большая ценность автора - детали и сюжеты. Пустой кроватью с туфельками рядом он делает финал целой повести, а еще высший пилотаж - снимает портрет без лица, только изгибом шеи.

сайт автора

все образовательные вторники



Миша Алдашин

Снимать Мишу Алдашина не так сложно, как договориться с ним на обмен портретами, что в свою очередь не так невозможно, как отбить его у всех преследователей.

 Сценарий такой: «давай сегодня - не могу, я в жюри», «давай завтра - не могу, я на поезд, там конкурс», «давай вчера - я вручаю премию», самолет, автобус, ученики, просмотры, фестивали, дальше эхо.
Главный рецепт - запереть за художником дверь покрепче. 

На всякий случай, если кто не знает, Михаил Алдашин (Mikhail Aldashin) - режиссер-аниматор, художник, ученик Норштейна и Назарова, создатель того самого мультфильма «Рождество», и еще многих прекрасных, чтобы перечислить все его призы и награды я еще не накачала руку, но там точно несколько Ник и Золотых орлов, к примеру, а еще он работал режиссером ПИЛОТа и худруком Союзмультфильма.

 Я принес, говорит, тебе немного штук, ты же любишь штуки - и вносит саквояж сокровищ с дневниками и набросками, вклеенными этикетками вина, шаржами, автопортретами. Но саквояж большой, украсть его не выйдет, заметит. И выгнать из мастерской лубяной, где пахнет и бумагой, и клеем, и нагретым полом, и красками, чтобы самой там поселиться - тоже не выйдет. Такой сюжет мультфильма он уже видел, знает как справиться.


платьюшки_2

Большой кайф, что я могу закончить год такой серией, буду сеять волшебную пыльцу, это в моих силах. 

Только в мае писала о Наташе Наталия Годжаева, бизнес-человеке, который взял и отбил у хаоса один день в неделю для того, чтобы делать то, что любит. Придумывать и шить платья. При нашем первом знакомстве, признаться, на слух это звучало, как милое хобби, потом Наташа принесла на съемку первую коллекцию, а там оказался живой Вог. 

После нашей публикации стало ясно, что такого Вога нужно многим, Наташа тогда сказала, вот соберусь с силами и расширю. Прошло меньше года (!), у Наташи появился новый прекрасный партнер Юлия Полякова и огромная коллекция, в которой теперь не только платья, а уже даже и пальто.
Я не понимаю, как в жизни устроены две вещи: музыка и шитье, для меня там действуют загадочные мистические силы, поверить в то, что это точный расчет и железная дисциплина (вот в этих вот кружевах), мой мозг отказывается. Все наверняка появляется само собой, на худой конец этим занимаются невидимые эльфы. Но нет, черт побери, две красавицы берут придумывают все прямо из головы, находят ткани, правильных исполнителей, и попробуй не открыть рот от удивления. 

Вышивки с птицами, черно-красные цветы, нежные платья гимназисток и принцесс, перья, кружева, пуговицы, шелк, шерсть и во всем сдержанность и ум. 

То, что создательницы выглядят так, что сами же и лучшие модели, это уже, конечно, несправедливость и перебор, но с совершенством приходится смиряться. 

/это вот та, первая коллекция Наташи/ 

fb автора коллекции Наташи Годжаевой

fb автора коллекции Юлии Поляковой 

 /все-все вопросы о том, как купить платья нужно задавать
авторам коллекции в лс или комментариях/


LP Moscow/SPt

мироздание, помнишь, я шутила, а давай я буду как лейбовиц, съезжу и поснимаю весь тур артиста LP. короче, вычеркивай меня, меняю на десять спокойных минут в студии, в любое время, я подожду! 

спасибо всем, кто рассказал мне тем утром в октябре, о том, что будет московский концерт, кто пробовал помогать достать билеты и кто помог, кто трогательно звонил и писал мне с вопросами, не отдать ли лишний билет мне, вдруг я не попаду, и тем кому мы с камерой, вероятно, сильно мешали под сценой спокойно любить артиста 

короче, любовь, точно как татуировка у артиста на бицепсе, где ей самое место. 

сильное дело.

видела публику двух концертов, думаю, во многом всех объединяет изумление, насколько схож эффект производимый артистом на наши довольно много повидавшие организмы. поражает именно эта внезапная способность сдаться без критики и добровольно. снимать оба раза повезло, только благодаря коллегам и друзьям /например Вероника, встретившая артиста в аэропорту, потратила свои несколько минут на то, чтобы показать мои фотографии артисту, поэтому я была в списках прессы с обоих сторон, что невероятно/

 к слову, любовь вместе с камерой дается тяжеловато, фотограф мог потрогать замшевый ботинок артиста, но устал и не смог!


канцелярия, прием

Время признаний, я на самом деле совсем не семейный фотограф. 

Тяжелое дело — участников много, композицию строить трудно, дети ревут и болеют (все срывается), папы терпят, мамы волнуются. Потомкам не важно, художественные ли снимки останутся, главное на них все были молодые и просто были. Я занимаюсь этим из грубой фотографической корысти ловить случайные космические кадры с детьми, это любовь, меня никто не спрашивает. 

Для неснимающих людей письмо «хотим сниматься, нас четверо, двое детей и собачка» не означает ничего страшного, а для снимающих — холодок бежит за ворот. Две неизвестных переменных и одна катастрофа. Фотограф идет на съемку с желанием на нее не идти, зареветь и заболеть, но ему приходится терпеть и волноваться.

 А потом кто-то закрывает небесную пыточную на обед, и случается чудо - три часа идеальных людей, с подобранными как по палитре цветами одежды (совершенной, украсть у Оли все платья), послушными улыбчивыми детьми, собакой, источающей гармонию покруче сотни кошек, смирно спящей на диванчике пока не позовут.
И эти игрушки. 

- Оля, - говорю острожно, - а они ведь странные, завораживающее очень, но пугающие?

 - Да! - сияет Оля, - как мертвые котята с тяжелыми головами, но невозможно оторваться!

 Канцелярия, внимание, есть еще такие, я первая занимала.


Стелла

Недавно в Москве побывала Stella Clar, как тут было упускать шанс и встречаться без камеры, никак. Каждый раз радуюсь, что могу снимать, не знаю как иначе выражать благодарность, радость и любовь. Не признаваться же.
На всякий случай для справки, кто не знает. 

Летом прошлого года я в силу счастливой случайности познакомилась со Stella Clar - шведским стилистом, специалистом по созданию стиля, имиджа, консультантом по невербальной коммуникации, создателем одноименной школы и студии. Нам захотелось сделать что-нибудь вместе и мы решили, что будет интересно, если Стелла поработает над моим стилем, а я буду рассказывать обо всем в процессе, и сниму проект по завершении. В течение нескольких месяцев происходили индивидуальные консультации, я училась выбирать и подбирать одежду, и под руководством Стеллы полностью сменила весь гардероб. А получилось, что не только и не столько гардероб. 

Теперь я чаще всего думаю обо всем, что мы сделали в аэропортах. И дело не в том даже, что я теперь собираюсь как спокойный и хладнокровный викинг в три минуты, не применяя мозг, а в том, что я начала осознавать, что живу не так, прошлым летом, с неправильных брюк. 

О процессе и результатах можно почитать здесь по тегу #stella.

 http://www.pavolga.com/pavolga/tagged/stella 

сайт студии 


космодети

Мне кажется, эти новенькие дети скоро взглядом будут выставлять настройки камеры. Прошли времена, когда нужно было применять к ним шантаж, угрозы и подкуп, отвлекать внимание, заставать врасплох. Думала написать, что они сами будут звенеть погремушкой, чтобы я вовремя нажимала кнопку, но нет, у них вообще будет дистанционный пульт. И фотографии будут без никакой меня. 


серенькие с розовым будни

самый хороший эффект съемок, когда самой у себя все хочется украсть, и платьице, и лестницу, и свет, и все чтобы там оставались вечно и делали собой мне красиво. ну и всем.


Райкин

Немного поснимала Райкин Константин после концерта в Кишиневе.
Может быть, говорю, в кресло? Лампа, стол там рядом. Нет, отвечает, я не очень сидячий человек, кресла эти мягкие ваши еще.
Накануне съемки читал (зал битком) Самойлова, Мандельштама, Заболоцкого, Пушкина, смотрела и видела одни только руки, казалось, что огромные, с белыми манжетами. Машет, машет ладонями как крыльями.
И теперь вот сильно люблю стихотворение Рубцова, про которое не знала:
ВЕЧЕРНЕЕ ПРОИСШЕСТВИЕ
Мне лошадь встретилась в кустах.
И вздрогнул я. А было поздно.
В любой воде таился страх,
В любом сарае сенокосном…
Зачем она в такой глуши
Явилась мне в такую пору?
Мы были две живых души,
Но неспособных к разговору.
Мы были разных два лица,
Хотя имели по два глаза.
Мы жутко так, не до конца,
Переглянулись по два раза.
И я спешил — признаюсь вам —
С одною мыслью к домочадцам:
Что лучше разным существам
В местах тревожных —
не встречаться!
/спасибо Артур Сухих (Artur Suhih)/


vero4ka family band

Охота на великих женщин происходит несложно. Их нужно выследить молодыми, примерно до двадцати, войти постепенно в доверие, изучая повадки и фотографируя: долго ли выдерживает в сугробе, хорошо ли сносит закатное солнце на кровати посреди поля, разное. Запомнить, по кому разбивалось сердце по именам и годам, и какая длина волос была у нее тогда, знать прогрессию - от самого первого зала в районе маяковки с пятью десятками человек до тысячников теперь, телевизор, афиши, вот это все.
Можно еще совать ей в руки своего восьмимесячного сына, чтобы услышать: «а у меня 12 недель же, Олечка».
Дальше всё, осторожность на нуле, сын уверенно бегает - придет к тебе сама, поднимется на чердак и позволит снять про себя кино. Про всю себя, из четырех человек.
Про что, Верочка, хотите снимать, спрашиваю. Я же домохозяйка, говорит.
Отчаянная и любимая.


/на фото поэт Вера Полозкова с семьей/


LP

Переломные моменты не появляются издалека трубя и сигналя как поезд, нет, ты просто впиливаешься в них головой, как в верстовой столб в темноте.
Меньше месяца назад, я увидела пятиминутный клип горчичного цвета со странной женщиной с кораблем во всю грудь, сошла немедленно с ума, через день написала об этом текст в FB  /благодаря видео у него тысяча лайков и 350 перепостов/.

 А позавчера уже стояла в Бухаресте, пролетев и проехав тонны километров, под сценой и растягивала себе запястье телевиком.
LP на сцене совсем не похожа на мрачного принца из видео, наоборот голос раздается из улыбчивой длинной струны в шелковой рубашке. “Сейчас можно танцевать, разбивайтесь на пары. На любые пары, вы же меня знаете”.

 Были гордые планы выбить аккредитацию, чтобы я снимала не из-под сцены, но см. выше про верстовой столб, так внезапно это, увы, не работает.
Чтобы все получилось постаралось семь человек, про которых я напишу отдельный текст про любовь. 

Вот про этих вот 

Yolka Flyman 

Grigori Alhazov

 Максим Гюмюшлю

 Alice Margina-Mileah

Артур Сухих 

 Anastasia Tsurkan 


И у меня теперь две просьбы к верстовым столбам, во-первых, люди, везущие LP в Россию (они уже есть, я знаю), имейте ввиду пожалуйста меня, а, во-вторых, я бы хотела еще поснимать Stromae и Benjamin Clementine. И Стинга, но это перед смертью. 


Для тех, кто не вдруг не знает, в середине июня артист Laura Pergolizzi (LP) выпустила альбом с песней Lost on you, и выложила видео с ее акустической версией, которое вскрыло вены большей части населения. Все мечутся в панике, чего они хотят больше, быть ей или быть с ней. Пока решают, высмотрели все, что есть с ней на ютубе и выгребли билеты из всех клубов, куда она собирается в ближайший месяц. Потому что гений.


Никон. Карина. Барселона.

Пора признаться в жадности, я не только люблю знакомиться с людьми, есть и ездить, я бы хотела все это получить в виде работы, и желательно навсегда. Портреты, еду и разные города в деталях - вместе за раз. Поэтому когда мне написала девушка с предложением все это воплотить, я коротко ответила «давайте», ничем не выдав инфаркта, пока никто не передумал. Поехать на неделю в другую страну снимать незнакомца и всю его жизнь, что может пойти не так. 

Повезло, что незнакомой девушкой оказалась Карина Халилова (Karina Khalilova), вместе с ней моя жизнь расцвела теплыми круасанами по утрам, лазурным бассейном под пальмой, ледяной кавой с козьим сыром и огромным холодильником битком — четверо детей умчало на каникулы, а их еда — нет. 

Столько солнца мой старенький Никон не видел со времен нет и никогда, столько веселых переодеваний и приключений не видели городки Кунит, Ситжес и их округа. Ходили на яхте (привет Сергей Московских (Sergey Moskovskikh)), забредали в сгоревший лес (и дали там Артура Тресса), загорали под строительными лесами, хулиганили не скажу как в сиесту возле школ, шагали на шпильках вдоль морского музея (там меня вежливо попросили слезть со стола), тренировались с красной гантелей на берегу моря, очень хорошо питались, пугая официантов (в рыбном ресторане от аквариума с лобстерами меня технично оттеснила группа дошкольников), в общем поработали от души. 

/невзначай оставлю здесь упоминание, что шенген у меня действителен до января/ 

К слову, эта нежная женщина на самом деле отменный руководитель, почти военный организатор (четверо детей часто возвращаются с каникул) взяла и сделала языковую русскую школу в Испании, чтобы дать своим и всем желающим потомкам правильную среду. Чтобы они не только говорили, писали и читали на русском, как надо, но и ели, к примеру, блины на масленицу. Все вот эти крутые детские вещи, когда дети думают, что веселятся и ждут конфет с подарками, а на самом деле качают себе мышцы мозга для Толстого, Пушкина, или Довлатова с Бродским, кто что полюбит. Там начинаются занятия в конце сентября, кто неподалеку растит детей - ведите 

Русская школа «Ижица». Испания, Каталония, Кунит. Для детей от 4-10 лет. День открытых дверей 24 сентября, 10.00


Pentti Sammallahti

(с) olga pavolga

Прием, в эфире образовательный вторник, опять не в свое время, но кто считает, все давно сбились со счета.

 Вкратце для новеньких, около года назад (почему-то по вторникам) я начала показывать авторов, которых смотрю сама, чтобы снимать по-человечески. Потому что считаю, что насмотренность, прокачанность визуального вкуса — дело техники и настойчивости. В мозгу стоит вырастить систему мер, которая станет помогать работать — просто честно говоря, как далеко или близко тебе до лучших образцов.

 Сегодня еще один финский автор Pentti Sammallahti (Пентти Саммаллахти), родился в 1950, снимать начал совсем рано и поэтому к 20 годам уже считался известным и визиткой страны в плане фотографии. Трогательно, что его бабушка (а это значит начало двадцатого века) тоже была фотографом, правда в газете. 

По-моему, автор любит пустоту, простор, снег, дождь и одиночество. Людей избегает, зато в полную силу берется за животных, которым, собственно, и поручает отдуваться за все экзистенциальное. Лошади, кошки, собаки, зайцы, лягушки(!), вороны выглядят у него, как маленькие одинокие души, посреди поля или там леса и города, неважно.
Своими учителями считает Hildur Larsson ( та самая бабушка), Kristoffer Albrecht, Paul Strand, André Kertész, Josef Koudelka. 

В 1991 году ему выдали грант на 15 лет и он смог ездить где захочет, он захотел на Соловки и сделал там серию про собак, дороги, снег, снег и снег. 

Очень трогательны две штуки, которые он рассказывает в интервью. 

Знаете, говорит, что в России все следуют византийской традиции быть добрыми и помогать незнакомцам, даже если они сами очень бедны? Это потому что они думают, что каждый встречный может быть новым Христом. 

Мы сидели, рассказывает, с моим другом за водкой и печалились как в России все рушится (в 90-е), а потом увидели, как резвится на обледенелой дороге стая собак. И друг сказал мне, старик, просто Россия — рай для собак. Я налил себе еще и решил, эту мысль я буду думать, когда соберусь сюда снова. 

Чаще других узнают его работу с собакой на спине коровы, а я люблю ту, что с тянущейся собакой, срифмованной с подпорками дерева. Но это потому что я однажды сняла похожее (в конце подборки), и резвлюсь от гордости как те собаки в раю. 

галерея работ

интервью 

все образовательные вторники 

Using Format